Для этого Минэкономразвития подготовило законопроект. «Он позволит собирать сведения о выбросах парниковых газов на предприятиях. На основе этой информации перейдем к следующим этапам. С одной стороны, определим национальную эмиссию парниковых газов, с другой — будем создавать механизмы для регулирования выбросов», — сказал министр экономического развития Максим Орешкин, выступая на международной конференции по климату.

К 2030 году выбросы в нашей стране надо сократить на 30 процентов от уровня 1990 года. Это необходимо в том числе, чтобы препятствовать глобальному потеплению, а конкретно — государствам нельзя допустить повышения средней температуры на планете на 2 градуса по Цельсию к 2100 году по сравнению с доиндустриальной эпохой. Иначе не избежать катастрофы. Как жить в новых условиях, каждая страна решает самостоятельно. Свою модель разработает и Россия.

«Второе направление действий — это национальный план адаптации экономики к изменениям климата. Это вопросы от системы борьбы с лесными пожарами до, например, устойчивого урожая за счет агротехнических мероприятий», — указал министр.

На рынке должна занимать все большую долю продукция с меньшим влиянием на экологию. Такому производству будет оказываться поддержка, отметил Максим Орешкин.

К вопросу борьбы с глобальным потеплением стоит подходить рационально. Например, необходимо учитывать поглощающий эффект лесов. Здесь Россия могла бы воспользоваться своим преимуществом лесной державы. «Сейчас мы оцениваем поглощающий эффект лесов в нашей стране в 30 процентов от суммарных выбросов. Корректный анализ позволит более точно оценить потенциал, возможно, он вырастет», — сказал глава Минэкономразвития.

Тем временем подготовку к «зеленой» экономике начали сами российские компании. Представитель одной из них рассказал, что теперь в стоимость каждого проекта они закладывают углеродный платеж по 20 долларов на каждую условную тонну углерода и только так считают рентабельность.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

В реальности отчисления компаний могут быть выше — 40−80 долларов за тонну к 2025 году. И еще выше к 2030-му, уточнил директор по вопросам изменения климата Всемирного банка Джеймс Клоуз.