Бизнесмены Приволжского федерального округа и теруправление Росприроднадзора в Нижнем Новгороде обсудили реформу экологического регулирования деятельности предприятий. Напомним, переход к ней прописан в федеральном законе «Об охране окружающей среды» от 21 июля 2014 года. В том числе закон разделяет предприятия на четыре категории по уровню воздействия на окружающую среду. В соответствии с уровнем и отраслью, а также на основании соответствия принципам наилучших доступных технологий (НДТ) предприятиям выдаются комплексные экологические разрешения (КЭР). Одним из условий получения КЭР является наличие инвестпрограммы, которая предполагает переход компании к технологиям, гарантирующим требуемый регулятором удельный уровень выбросов и отходов, а также программы инструментального экологического контроля загрязнений. Новую систему планируют внедрить в два этапа: 300 российских предприятий первой категории с наиболее опасными выбросами, на которые приходится около 60% всех выбросов загрязняющих веществ, должны будут перейти на нее с 1 января 2019 года, остальные — постепенно к 2025 году. По состоянию на 14 апреля 2018 года в перечень из 300 предприятий вошли, в том числе, Нижегородский водоканал и крупнейшая в Кировской области ТЭЦ-5 ПАО «Т плюс».

На заседании в Нижнем Новгороде начальник департамента Росприроднадзора по ПФО Олег Кручинин заверял, что суть реформы состоит в том, чтобы «предприятие минимизировало собственные ошибки и сделало более четкой и прозрачной программу работы», сэкономив время на представлении документов в контролирующие органы. Эксперт комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации Борис Боравский добавил, что введение системы позволит «облегчить жизнь предприятиям»: «КЭР и НДТ — это не элемент государственного прессинга, а элемент либерализации, способ снятия барьеров». По его словам, КЭР, который выдается по итогам оценки соответствия предприятия НДТ и заменяет собой разрешение на выбросы загрязняющих веществ в воздух, на водопользование и хранение и захоронение отходов производства, рассчитан на семь лет, что значительно превышает существующие природоохранные разрешения и «позволит предприятиям стратегически планировать свое развитие, упростив работу с Росприроднадзором». Он также добавил, что предприятия, вкладывающие значительные инвестиции в НДТ, могут рассчитывать на государственное субсидирование: «По предварительным оценкам, они могут составить по первой и второй категориям предприятий до 1,5−2% ВВП страны. Поэтому закон предусматривает различные меры экономического стимулирования со стороны Минприроды и Минпромторга».

Исполнительный директор фонда «Национальный Центр экологического менеджмента и чистого производства для нефтегазовой промышленности» Сергей Остах добавил, что у предприятий есть шанс получить целевые средства в объеме от 200 млн руб. до 2−3 млрд руб. при условии наличия инвестпроекта для внедрения НДТ и проектных материалов госэкологической экспертизы.

- Реклама -
Вебинар внутри поста

Минпромторг оценивает необходимый объем инвестиций для перехода на НДТ в 8−9 трлн руб. с 2019 по 2025 год.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области Павел Солодкий во время обсуждения инициативы указал на недоработки в новой системе: «Реформа контрольно-надзорных органов, которая началась практически полтора года тому назад, буксует. Те документы, которые сегодня предлагаются бизнесу, еще не эффективно доработаны».

Представитель нефтеперерабатывающего предприятия из Татарстана АО «Танеко» предложил пересмотреть требования по срокам получения КЭР и предположил, что проводимая реформа усилит административное давление на бизнес: «КЭР подвергается госэкспертизе. На сегодняшний день самая короткая экспертиза длится 40 рабочих дней, разрешительная документация находится на рассмотрении несколько месяцев. Отсутствие какого-либо актуализированного документа здесь ставит под угрозу имидж предприятия и повышает риск административного наказания вплоть до начисления ущерба».

Представитель ООО «Волгаспецстрой» (занимается переработкой стройматериалов) отметил, что после вступления в силу изменений, если какая-нибудь компания решит демонтировать один производственный комплекс, ей придется переоформить разрешение, выданное на семь лет, и эта работа будет касаться не только отдельного направления переработки отходов, как сейчас, а потребует полной замены документов по нормированию предприятия.

Олег Кручинин согласился, что это важный вопрос и «неплохо было бы предусмотреть в КЭР изменения намерений в осуществлении конкретной производственно-хозяйственной деятельности»: «Иначе это будет забетонированная структура, мы просто остановим развитие промышленности этим КЭРом. Вся отрасль по обработке и утилизации строительных отходов потеряет актуальность, станет просто невозможной. Строительные отходы будут вкатываться в грунт и овраги, предприятия не будут отделять те полезные фракции, которые возможны на рециклинге».

Представители «Нижегородского водоканала» были обеспокоены повышением коэффициентов платы за негативное воздействие на окружающую среду. «Вы сказали, что ранее действующие разрешительные документы действуют до момента принятия КЭР. Если новые коэффициенты за объем выбросов будут применяться к тем документам, которые были выданы ранее, то эта плата станет космической».

Не на все заданные вопросы и высказанные опасения бизнесмены получили ответы. Приглашенные эксперты посоветовали им продолжать работу и оформлять необходимые разрешительные документы по действующим регламентам, параллельно готовясь к разработке новых КЭР.