«Основная задача систематизировать нормы, привести их к общему знаменателю и, самое главное, заложить в закон „О регулировании контрольно-надзорной деятельности“ принцип установления норм, который должен базироваться на их разумности и на том, чтобы каждое из установленных требований решало реальные социальные проблемы, для которых оно установлено», — Юрий Любимов, заместитель руководителя аппарата Правительства РФ.

Экономический рост должен стать главным критерием эффективности нормативной базы

«В рамках предыдущих этапов мы перешли на риск-ориентированный надзор вместе с бизнесом, который нам в этом помогал. И этот алгоритм сегодня работает. Нам как органу нужны макроэкономические оценки сегодня в стране, чтобы контролировать все, что на нас возложено, — нам недостаточно контролировать риск каждого предприятия отдельно. Необходимо понимать, как это в целом влияет на экономическую ситуацию в стране, как и на какие прогнозы можно ориентироваться», — Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

«Кроме резкого снижения регуляторной нагрузки на бизнес, пересмотра накопленных нормативно-правовых ограничений, [нужна] еще и смена парадигмы, когда бизнес перестают воспринимать только с точки зрения презумпции виновности. [Необходимо] начать смотреть, как помочь бизнесу расти, защищая при этом общественно значимые интересы. <…> Эффективность измеряется не тем, сколько и каких норм и требований было пересмотрено, а какой в результате реформы был получен экономический рост. Примерно за четыре года правильно произведенная „регуляторная гильотина“, по имеющимся международным оценкам, дает 1−1,3% роста ВВП. Это значительный рост», — Мария Шклярук, вице-президент Фонда «Центр стратегических разработок».

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Проблемы

Ограниченность инструментария контрольно-надзорной деятельности. «Один из существенных недостатков существующей системы в том, что во главу угла сегодня ставится проверка как главное, единственное и основное мероприятие, которое осуществляется в контроле и надзоре. <…> У нас нет инструментов, которые позволили бы решить конкретную локальную проблему, без серьезной нагрузки на бизнес с одной стороны, но и, с другой стороны, чтобы контролер мог это мероприятие оперативно провести. Важно сделать так, чтобы проверка перестала быть основным инструментом контроля, основными должны стать те мероприятия, которые минимизируют взаимодействие с бизнесом, но при этом повышают эффективность контроля», — Савва Шипов, заместитель Министра экономического развития РФ.

Противоречия между нормами и их толкованием. «Необходимо систематизировать официальные разъяснения регуляторных требований и закрепить это в законе, устранив противоречия между нормами и их толкованием на федеральном и региональном уровнях. Установить общие принципы корреляции органа и того требования, которое им проверяется; исключить возможность дублирования контрольно-надзорной деятельности разными проверяющими органами», — Юрий Любимов, заместитель руководителя аппарата Правительства РФ.

Решения

Переход на риск-ориентированную модель контрольно-надзорной деятельности. «Предметом проверки должны быть только те требования, которые реально направлены на устранение и нейтрализацию рисков, затрагивающих общественные интересы», — Константин Чуйченко, заместитель Председателя Правительства РФ, руководитель аппарата Правительства РФ.

«Необходимо менять Кодекс об административных правонарушениях. Поскольку эффективность надзорного мероприятия по нарушениям, за которое предусмотрена ответственность в размере 2−3 тысячи рублей, фактически нивелирует действия надзорного органа по профилактике и контролю. Кроме бизнеса и государства, которые у нас друг друга регулируют, есть люди, для которых мы работаем, и допустить ущерба для их жизни и здоровья мы не можем никакими своими действиями», — Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

«Необходим переход на риск-ориентированную модель контрольно-надзорной деятельности и подведение под нее экономической обоснованности, в том числе просчет вероятности неблагоприятных последствий. <…> Необходимо четко определить, что контрольно-надзорная деятельность государства защищает только общественные интересы, касаясь неопределенного числа граждан, оставляя частную защиту на систему страхования и суд», — Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

«Налоговая служба уже много лет применяет риск-ориентированный подход, и чтобы на него перейти, необходимо было инвентаризировать риски и собрать в определенную кодификацию. <…> Благодаря внедрению такого подхода, за последние пять лет нам удалось снизить в три раза количество проверок, при этом сумма доначислений выросла», — Дмитрий Григоренко, заместитель руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС России).

«Основным фактором для проведения проверки, как плановой, так и внеплановой, должно стать срабатывание индикаторов риска, а весь набор контрольно-надзорных мероприятий должен быть увязан в общую понятную процедуру. Это позволит установить четкие правила игры и дать бизнесу гарантии, что никто не придет проверять без достаточных на то оснований», — Савва Шипов, заместитель Министра экономического развития РФ.

В законодательстве должно быть разделено материальное и процессуальное право. «Совершенствование контрольно-надзорной деятельности должно идти двумя путями: материально-правового и процессуально-правового аспектов. Все вопросы, которые регулируют материально-правовой аспект, вынести из закона „О регулировании контрольно-надзорной деятельности“, введя четкое разделение материального и процессуального права», — Константин Чуйченко, заместитель Председателя Правительства РФ, руководитель аппарата Правительства РФ.

Обеспечение качества новых нормативных правил. «Министерство юстиции в первую очередь сосредоточено на том, чтобы обеспечить качество нового нормативного материала. В законе будут перечислены цели и задачи введения требований; принципы регулирования (правила подготовки текстов нормативных актов в соответствии с правилами юридической техники, регламентирующие, как именно должны быть сформулированы нормы). Также речь идет о том, чтобы устранить конфликт интересов в сфере государственного регулирования, в частности модель, когда контролирующий орган сам устанавливает те требования, согласно которым он будет осуществлять надзорную деятельность», — Денис Новак, заместитель Министра юстиции РФ.

Внедрение цифровых технологий в контрольно-надзорную деятельность. «С помощью внедрения цифровых технологий решается целый ряд проблем, в том числе единообразия и централизации. Теперь фактически в режиме онлайн в любое время дня и ночи можно посмотреть, чем и как инспектор занимается. В „Консультанте“ мы видим сегодня ответы нашей онлайн-инспекции, что уже частично решило проблему централизации, поскольку и в Хабаровске, и в Калининграде мы сегодня отвечаем на вопросы пользователей одинаково. Сейчас мы видим необходимость в том, чтобы в законодательстве более четко определить предметы и сузить темы контроля, чтобы всем были понятны требования. А также предусмотреть их четкое профилирование», — Всеволод Вуколов, руководитель Федеральной службы по труду и занятости.