Как выяснил «Ъ», Минприроды разработало проект поправок, согласно которому большая часть отходов при горнодобыче не будет относиться к отходам. Проект документа (есть в распоряжении «Ъ») разработан в рамках поправок ко второму чтению. Сам законопроект, вносящий изменения в законы «О недрах» и «Об отходах производства и потребления» «в целях стимулирования использования отходов недропользования», был одобрен Госдумой в первом чтении в конце мая. Впрочем, норма о том, что вскрышные и вмещающие горные породы, «используемые в соответствии с законом „О недрах“», не относятся к отходам, там не фигурировала.

В случае внесения и принятия этих поправок в отношении упомянутых отходов не будут утверждаться нормативы образования, лимиты на размещение, а площадки, на которых вскрышные породы будут временно размещаться и храниться, не будут являться объектами размещения отходов.

Также в отношении вскрышных пород не будет взиматься плата за негативное воздействие на окружающую среду. Плату с 1 января 2020 года предлагается обнулить и для всех остальных отходов недропользования (шламы, хвосты обогащения полезных ископаемых), «из которых осуществляется добыча полезных ископаемых и полезных компонентов».

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Согласно проекту ежегодного экологического госдоклада Минприроды в 2018 году в России образовалось 7,2 млрд тонн отходов. При этом от добычи полезных ископаемых было образовано более 6,8 млрд тонн (94,2% от общего количества образованных отходов), в основном это именно вскрышные породы. Кроме того, уже накоплено около 80−100 млрд тонн отходов недропользования, как говорится в пояснительной записке к законопроекту, принятому в первом чтении. Для сравнения: в 2018 году было образовано около 70 млн тонн твердых коммунальных отходов.

В поправках говорится, что «пользователи недр при ликвидации или консервации объектов хранения отходов недропользования» обязаны осуществить приведение их в «состояние, обеспечивающее безопасность жизни и здоровья населения и охрану окружающей среды». Впрочем, подробности и критерии этого не раскрываются. В пояснительной записке отмечается, что изменения направлены на вовлечение этих отходов в оборот, например для рекультивации земель, консервации горных выработок и «строительства объектов обустройства».

Собеседник «Ъ» в правительстве сообщил, что проект поправок поступил в департамент обеспечения законопроектной деятельности. В Минприроды отказались от комментариев.

В Росприроднадзоре проект поправок не согласовали. Глава службы Светлана Радионова пожаловалась в письме (копия опубликована в одном из Telegram, в Росприроднадзоре подтвердили подлинность документа) профильному вице-премьеру Алексею Гордееву, что документ в случае его принятия «повлечет нанесение значительного ущерба окружающей среде и бюджету РФ». «Как следствие, на отходы недропользования прекращают распространяться все требования к обращению с отходами, а также полностью прекращается государственный надзор в отношении таких отходов, которые по-прежнему будут оказывать негативное воздействие на окружающую среду, несмотря на их формальное исключение из числа отходов», — говорится в письме.

По экспертным оценкам собеседников «Ъ», плата за размещение вскрышных и вмещающих пород за прошлый год в бюджет могла составить около 2 млрд руб.

Примечательно, что собираемость экологического сбора, который платят производители и импортеры, в 2018 году также была около 2 млрд руб. Обнуление же платы за негативное воздействие на окружающую среду, по сути, является предложением о целевом инвестировании значительных сумм этого платежа, уходящего сейчас в бюджет, в перерабатывающую промышленность, говорит адвокат юридической службы «Амулекс» Дмитрий Томко, «в остальном режим оборота остальных отходов недропользования и их хранения концептуально менять авторами законопроекта не предлагается».

Зампред комитета по природопользованию и экологии ТПП РФ и научный руководитель Института экономики природопользования ВШЭ Александр Багин отмечает, что вскрышная порода обычно относится к пятому (практически неопасному) классу, «но когда ее используют для обратной засыпки карьеров выработки, то это становится объектом размещения отходов, к которому предъявляются те же требования, как и к мусорному полигону, что не совсем оправдано с точки зрения дополнительной нагрузки на предприятие». «Одно из опасений Росприроднадзора, что недобросовестные предприятия могут хоронить под видом пустой породы, подмешивая другие отходы», — отмечает он. По мнению господина Багина, необходимо также принятие подзаконных актов, в которых будет записан госконтроль за вскрышными горными породами со стороны Роснедр, а также финансовые гарантии предприятия при дальнейшей рекультивации выработок.

Ведущий научный сотрудник отдела проблем природопользования Института географии РАН Юлия Бабина говорит, что отнесение вскрышных пород к отходам блокирует их использование в качестве стройматериалов. Она обращает внимание, что влияние извлекаемых пород на окружающую среду зависит от характеристики конкретного месторождения. «Вскрыша по составу ближе к песку, а вмещающие породы — известняк или глина, там больше рисков токсичных компонентов, возможно, даже первого класса, — объясняет профессор. — Например, отвалы золоторудных месторождений могут содержать мышьяк и другие ядовитые вещества. Также токсичные компоненты могут оставаться в породе при добыче руд цветных металлов».

Иван Блоков из «Гринписа России» соглашается, что есть вероятность вымывания различных веществ из отвалов. Так, в 2019 году департамент природных ресурсов и экологии Кузбасса выявил при добыче золота нарушения, которые привели к загрязнению реки: вскрыша складировалась на ее берегу, в некоторых местах — непосредственно в русле. Кроме того, господин Блоков обращает внимание на риск, что компания не сможет утилизировать остатки породы и эти обязанности будут возложены на государство.

Зампред комитета по экологии «Деловой России» Наталья Беляева считает, что в первую очередь законопроект «про деньги и утерю контроля». «Поэтому он встречает такое сопротивление (Росприроднадзора. — „Ъ“). Все, что годами признавали отходами и платили за это, просто исчезнет из статьи», — говорит она. Кроме того, госпожа Беляева обращает внимание, что за исключением вскрыши из перечня отходов могут последовать инициативы по исключению и других отходов недропользования.

При этом бизнес и сейчас не всегда платит за этот вид отходов, если они используются для засыпки горных выработок в соответствии с утвержденным техническим проектом. «Плата за негативное воздействие не вносится, так как вскрышные породы используются для рекультивации выработанного пространства при добыче каменного угля», — заявила «Ъ» председатель совета директоров АО «Колмар Груп» Анна Цивилева. Она также отметила, что ежегодно проводятся производственный контроль на содержание загрязняющих веществ в подземных и поверхностных водах, а также исследования почвы в районе горных отвалов.