За время, пока обсуждался закон 195-ФЗ («О проведении эксперимента по квотированию выбросов загрязняющих веществ» от 26.07.2019), а это с 2016 г., были разные версии, разные подходы, количество городов для эксперимента по применению сводных расчетов и квот на выбросы варьировалось от 12 до 1. Был момент, когда, чтобы выйти из клинча, в который на тот момент вошла дискуссия, было предложение принять федеральный закон в отношении одного-единственного региона — Челябинской области. Я депутат, избранный от Челябинской области, тогда я [тоже] говорил: «Давайте хотя бы так мы примем, посмотрим, как это пройдет в Челябинске, Магнитогорске — у нас [в области] два города, которые критическую нагрузку на атмосферный воздух испытывают, — и потом будем принимать решение: либо транслировать этот опыт, либо отказаться от него». Но последовало послание президента, в котором он сказал: «В тех городах, где люди неделями не видят небо из-за смога, надо этот вопрос решать». И цифра 12 появилась: 12 городов, 10 регионов. С моей точки зрения, это достаточно объективная ситуация.

Кто за что отвечает

Проводя большую часть времени в Челябинске, могу подтвердить, что там можно две недели подряд наблюдать неблагоприятные метеоусловия — так называемый стоячий воздух, когда концентрация всех вредных веществ зашкаливает. И зашкаливает отнюдь не из-за промышленных предприятий, которые выбросы и концентрацию не увеличивают, а поддерживают в рамках предписанных регламентов. Концентрация увеличивается в жилых зонах, в жилых кварталах. В Челябинске примерно 34% - это вклад городского общественного транспорта, около 20% - вклад вечно горящей (хотя и закрытой уже) городской свалки, которую сейчас начинают рекультивировать. Есть другие объекты, которые оказывают вредное воздействие, в том числе и неучтенные: по ним тоже разные экспертные оценки — от 2 до 18%. И для того чтобы в сумме были учтены все источники и их доля в выбросах, введена система сводных расчетов. Фактически территории 12 городов будут покрыты расчетной сеткой, в узлах которой будут производиться расчеты, — это сделает Росприроднадзор.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Далее будут выделены вещества, группы веществ, которые являются вредными. Затем уже другое ведомство — Роспотребнадзор — проведет оценку воздействия этих веществ и рисков для здоровья граждан. После этого мяч возвращается на сторону Росприроднадзора и региональных властей. Росприроднадзор будет заниматься расчетом квот для предприятий и следить за исполнением, для чего у ведомства появляются дополнительные возможности, в том числе проведение внеплановых проверок. (Наверняка этот вопрос будет поднят особо, потому что здесь важно не перейти грань, когда для бизнеса [избыточный] контроль становится угрозой устойчивому развитию, чтобы не вернуться в ситуацию, в которой президент сказал: «Хватит кошмарить бизнес».) А контроль и обеспечение соблюдения квот предприятиями системы ЖКХ, автотранспорта и т. п. — это уже полномочия и сфера ответственности региональных властей. В том числе перевод автомобильного транспорта на более экологичные виды топлива, на газомоторное топливо; совместное [с бизнесом] строительство сетей заправочных станций газомоторного топлива; предоставление преференций (возможно, [налоговых] вычетов) для тех, кто переводит транспорт на газомоторное топливо. И то же самое по предприятиям ЖКХ, котельным — их переводу на газ там, где это возможно.

За шесть лет на реализацию закона предполагается выделить 500 млрд руб., из них 102 млрд — федеральное финансирование, 16 млрд — из бюджетов регионов и 382 млрд — внебюджетные источники.

Услышать всех

При подготовке законопроекта у нас была очень серьезная работа проведена в РСПП, были дискуссии, и несколько предложений РСПП было учтено — во втором чтении мы внесли определенные поправки.

Во-первых, мы наделили правительство полномочиями по установлению требований к перечню компенсационных мероприятий.

Напомню, для чего нужен такой механизм, как компенсационные мероприятия. Мы считаем загрязнение из разных источников, есть суммарный вклад промышленных предприятий, системы ЖКХ, транспорта, свалок и т. д. А как быть, если на территории крупное градообразующее предприятие, транспорта немного и прочих источников загрязнения немного? В этом случае осуществить необходимое снижение выбросов означает сокращать объемы производства (резерв за счет повышения технологического уровня уже невелик, учитывая переход на НДТ). Требуется сократить на 20% степень воздействия на окружающую среду. Это — конечно, очень упрощенно — на 20% сократить объемы производства? Что повлечет снижение налогооблагаемой базы, сокращение рабочих мест и т. д. и т. п. — то, что влияет на устойчивость нашей экономики. Поэтому есть механизм компенсационных мероприятий, но у правительства не было права установления требований. Чем это могло закончиться? А могло закончиться тем, что администрация региона предлагает такому предприятию купить для руководства области новые машины с более экологичными двигателями (дорогие, потому что это представительский класс) — и «будем считать, что вы компенсировали свою нагрузку». Пример, как вы понимаете, условный, не хочу никого обидеть. Чтобы таких глупостей не было, мы с коллегами предусмотрели право правительства определять, что именно должно быть компенсировано.

Второе. Мы по предложению РСПП внесли поправку относительно вычета из платы за негативное воздействие на окружающую среду затрат на плановые мероприятия по достижению [снижения] уровня выбросов в соответствии с квотами. Такая возможность теперь есть. Это сделано. Аналогичные меры государственной поддержки сегодня предусмотрены при реализации программ по экологичной модернизации производств.

И третий момент. Он напрямую не связан с экспериментом, но это был еще один шаг в сторону поддержки предприятий. Мы исключили из законопроекта положение о согласовании с Росприроднадзором и региональными властями планов мероприятий по охране окружающей среды предприятий — объектов 2-й категории (установлено пять категорий объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду. — «Ведомости»).

Для того чтобы позиция всех сторон была услышана, правительство создает межведомственный совет, в который должны войти представители регионов, профильных министерств — Минпромторга, Минэнерго и Минприроды, а также Росприроднадзор и Роспотребнадзор.

Но мы в этой ситуации не видели ни экспертов, ни бизнеса. И начали справедливо волноваться, что дискуссия может получиться несколько однобокой. Поэтому в ходе обсуждения на стадии законопроекта было поддержано предложение создать постоянно действующую рабочую группу по контролю за реализацией 195-ФЗ при комитете по экологии Госдумы. Первое заседание этой рабочей группы пройдет в Липецке в ноябре и будет посвящено подготовке подзаконных актов.

Критичные сроки

Для реализации эксперимента нужно утвердить шесть подзаконных актов: два акта правительства, четыре приказа Минприроды. За подготовку всех шести актов отвечает Минприроды, и пока ни один не утвержден. Размещен только один проект — постановление, касающееся создания информационной системы мониторинга, но это не самый главный подзаконный акт.

В первую очередь, с нашей точки зрения, нужно принять правила проведения сводных расчетов, а также методику определения выбросов от передвижных источников для проведения сводных расчетов — это два приказа Минприроды. До 1 мая 2020 г. Росприроднадзор должен уже провести сводные расчеты в каждом из 12 городов, а без указанных документов это сделать невозможно. А квоты должны быть установлены до 1 ноября 2020 г.

Я хочу зафиксировать этот момент, чтобы не получилось так, что дальше правительство будет вносить предложения о пролонгации неких сроков и начнется сдвижка сроков. Бизнес, предприятия будут находиться в напряжении. Мы с вами это видели по 219-ФЗ по НДТ (от 21.07.2014 «О внесении изменений в закон „Об охране окружающей среды“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». — «Ведомости»), где сдвигалось, сдвигалось, сдвигалось… Каждый год заканчивался тем, что под занавес приходилось вносить поправки просто потому, что коллеги не успевали провести те или иные необходимые мероприятия. Недопустимо повторение такой ситуации.

Нелинейная задача

Найти баланс между экономикой и экологией — трудное дело, здесь нет простого линейного решения. В приоритете сейчас три задачи.

Первая — не торпедировать бизнес, не загнобить предприятия проверками. Дать возможность нормально развиваться, проводить модернизацию, увязать все это с НДТ и с реализацией 219-ФЗ и тех задач, которые уже стоят перед бизнесом.

Второе — безусловно важно создать комфортные условия жизни для наших граждан. Я общаюсь с промышленниками в Челябинской области — у них у самих уже возникают проблемы из-за того, что квалифицированных сотрудников не найти даже на большую зарплату. Потому что они не хотят с семьей переезжать в места с плохой экологией. Круг замкнулся. Дальше куда?

Третья задача — исполнение указа президента о снижении выбросов на 20%.

Комитет по экологии занимает абсолютно взвешенную позицию, мы считаем, что компромисс надо искать всем вместе. Всех приглашаю для участия в рабочей группе. Мы бизнес в ней видим в первую очередь в лице коллег из РСПП, но при этом не закрываемся от других участников этого процесса. Если возникнет желание реально работать в этой группе, а не числиться там, то выходите на аппарат комитета и мы будем рассматривать возможность включения в группу. К первому заседанию в Липецке мы сейчас проводим мониторинг подготовки подзаконных актов, ведем диалог с правительством и с Минприроды.

Текст подготовлен по материалам II ежегодной конференции «Промышленная экология», проведенной газетой «Ведомости» 13 сентября 2019 г.