В январе этого года вывозом мусора в Татарстане занялись два регоператора, ставших монополистами в этой сфере. Однако часть юридических и физических лиц не хочет заключать с ними договоры, что отражается на собираемости платежей. В чем причина недоверия к «мусорным компаниям», разобрался Inkazan.

Глава «Российского экологического оператора», контролирующего работу регоператоров по обращению с отходами, Денис Буцаев заявил: в России доля неплатежей за вывоз мусора со стороны населения достигает 20−35%, со стороны юридических лиц — 65−70%. За ближайшие 5−8 месяцев собираемость платежей планируют повысить до 90%.

В Татарстане работают две такие компании: ООО «Гринта», контролирующее восточную территорию республики, и ООО «УК „ПЖКХ“», отвечающее за западную зону.

- Реклама -
Вебинар внутри поста

В пресс-службе «Гринты» Inkazan сообщили, что у компании нет проблем со сбором платежей, — есть вопросы, которые решаются в рабочем порядке. За девять месяцев с населением восточной зоны заключили 97,9% договоров, с юрлицами — 71,02%. Собираемость по ним составляет 92,12% и 94,22% соответственно.

В «УК „ПЖКХ“» заявили, что с января по сентябрь этого года с жителями заключили 98,5% договоров, собираемость по которым составила 85%. Юрлица подписали с компанией 73% соглашений, собираемость по которым — 45%. Предприниматели западной зоны жаловались, что вывоз мусора обходится им слишком дорого.

Юрлица: факты против нормативов

По данным фактам на регоператоров возбуждали уголовные дела. В сентябре с иском против «УК „ПЖКХ“» обратилась компания «Касторама Рус». Заместитель руководителя татарстанского УФАС Сергей Павлов заявлял: то, что компании автоматически стали монополистами, приводит к проблемам в мусорной реформе. Этим летом управление отчиталось, что получило 16 жалоб на работу компаний: 6 — на «Гринту», 10 — на «УК „ПЖКХ“».

Регоператор западной зоны заявляет, что в деятельности компаний остаются проблемы, которые требуют решения. Например, юрлица заключают договоры с компаниями, которые по закону не имеют права заниматься вывозом мусора. В пресс-службе «УК „ПЖКХ“» сообщили, что в результате логистика ТКО становится полностью непрозрачной, а число несанкционированных свалок растет.

Согласно законодательству, юрлица могут заключать договоры на вывоз мусора только с регоператорами. Как правило, они могут договориться о вывозе мусора по установленным нормативам или по фактически накопленному объему — в этом случае мусор забирают после заявки компании. В «УК „ПЖКХ“» считают, что юрлица намеренно занижают объемы отходов или не просят регоператора забрать их.

Однако 8 из 10 жалоб, полученных татарстанским УФАС на компанию, связаны с тем, что регоператор не хочет заключать договор на вывоз фактического объема накопленных отходов. В то же время бизнес заявляет: они не образуют столько мусора, сколько высчитывается по нормативу. Павлов сообщал, что порой разница между этими показателями отличается в десятки и сотни раз.

Председатель регионального центра общественного контроля в сфере ЖКХ Михаил Застела также считает, что нежелание юрлиц сотрудничать с регоператором объясняется высокими нормативами. В качестве примера он привел ТЦ «Порт», в котором «людей почти нет, а площади огромные». Несмотря на то, что выкидывать большой объем мусора там просто некому, руководство ТЦ должно оплачивать вывоз отходов по нормативу на квадратный метр.

«УК „ПЖКХ“» считает, что власти Татарстана недостаточно участвуют в работе по информированию населения о незаконности заключения договоров с кем-либо, кроме регоператоров. В компании сообщили, что построение системы обращения с отходами требует инвестиций. «Здесь немаловажную роль играют сами жители и компании, которые должны так же сознательно подходить к оплате услуги и сортировке своих отходов», — заявили в «УК „ПЖКХ“».

По словам Застелы, если для физических лиц установленный тариф еще можно объяснить, то для юридических он неоправдан. Он напомнил, что несколько лет назад в Нижнем Новгороде федеральные власти рассчитали, как это должно быть. Но «то, как это должно быть, существенно отличается от того, как это есть», считает эксперт. Он уверен, что тариф на вывоз отходов должен быть таким же, как за свет и воду, то есть рассчитываться по фактическому потреблению услуги.

Раздельный сбор и жалобы жителей

Застела заявил Inkazan, что некоторые юрлица сами сдают часть отходов, но в этом случае регоператоры начинают волноваться: «а что это вы самое ценное сдаете». Эксперт считает, что причина в том, что построением системы обращения с отходами занимаются бизнесмены, а не экологи.

Он напомнил, что сейчас в Госдуме поднимается вопрос об обязательной сортировке мусора на перерабатываемый и не перерабатываемый. Власти Казани предложили сделать раздельный сбор обязательным, а нарушителей штрафовать, ведь «важным стимулом любых начинаний является рубль».

В столице Татарстана эксперимент по раздельному сбору мусора начался в августе 2018 года. Жители не раз жаловались на то, что мусоровозы смешивают уже отсортированные отходы в общую кучу. «И как после этого меня уговорить, что я должен это отдельно класть, если я вижу, как они это вместе вывозят? Нужно приучать людей, давая им определенные преференции, к примеру, пусть они не платят за перерабатываемый мусор. Потому что регоператор из перерабатываемого мусора получает свою выгоду, вот пусть он и платит», — сказал Застела.

Сегодня, по данным муниципальных властей, в Казани 90% жилого фонда оснащено контейнерами для раздельного сбора отходов. Регоператоры заявляют: оборудует площадки муниципалитет, они же обеспечивают их обслуживание. Но и этими услугами жители остаются недовольны. Чаще всего казанцы жалуются на качество работ и просят увеличить частоту вывоза мусора.

Хуже всего дела с вывозом мусора обстоят в казанских поселках. В редакцию Inkazan обращались жители поселка Салмачи, которые жаловались, что региональный оператор по вывозу мусора «УК „ПЖКХ“» разослал им квитанции с задолженностью по оплате. Но мусорными контейнерами они не пользуются с 2016 года, потому что на их улице они не установлены.