Заксобрание Санкт-Петербурга 17 июня внесло в Госдуму законопроект, позволяющий устанавливать в регионах предельные значения различных запахов и ограничивать предприятия, являющиеся виновниками неприятного амбре. В Совете Федерации и Госдуме согласились, что это серьезная проблема: концентрация веществ может и не превышать предельные значения, но запах, например, от свалки или фермы способен отравить жизнь целым городам. Что в связи с этим делать, в парламенте планируют разобраться вместе с Минприроды и другими ведомствами.

Уровень запаха смогут определить «сомелье по воздуху»

Депутаты Заксобрания предлагают закрепить в Законе «Об охране атмосферного воздуха» новые термины — «запах» и «региональный норматив запаха». Компаниям и индивидуальным предпринимателям, хозяйства которых выбрасывают в воздух пахучие вещества, будет нельзя превышать эти нормативы. Также планируется учитывать новые показатели наряду с санитарно-гигиеническими нормами (например, при строительстве домов) и проводить государственный мониторинг концентраций запаха.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

В финансово-экономическом обосновании проекта сообщается, что «средняя стоимость услуг проведения 100 измерений в контрольных точках на территории общего пользования вблизи источников выбросов составляет 4,9 миллиона рублей, средняя стоимость одного измерения — 49 тысяч рублей». Так что реализация законопроекта может потребовать дополнительных затрат бюджетов регионов, которые законодательно оформят норматив запаха и будут осуществлять его мониторинг.

Впрочем, эти региональные допрасходы предлагается компенсировать поступающими доходами от штрафных санкций, наложенных на хозяйствующие субъекты-нарушители.

Соавтор поправок, депутат Заксобрания Надежда Тихонова ранее пояснила «Парламентской газете», что нередко складываются ситуации, когда замеры провели и предельно допустимые концентрации по вредным веществам не превышены, но запах в округе стоит такой, что невозможно открыть окно. Если же закон примут, то в регионах смогут устанавливать нормативы, а также штрафовать предприятия, их не соблюдающие, и заставлять компенсировать ущерб людям, которые вынуждены дышать зловонным воздухом.

В Совете Федерации инициативу поддержали. По словам председателя Комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексея Майорова, запах, например, от свалки или с предприятия, может и не наносить вреда здоровью, но из-за него жители окрестностей будут испытывать постоянный дискомфорт. Другое дело, что пока неясно, как измерить запахи и по каким критериям определить их предельные значения, резюмировал он. «В целом я одобряю инициативу, но в нее надо вникнуть, проработать», — сказал сенатор изданию.

С 2014 года в России действует ГОСТ 32 673–2014 (http://docs.cntd.ru/document/1 200 111 603), который, правда, нормативы на запахи не определяет, но предписывает, как и чем их измерять. Этот стандарт принят также в Армении, Казахстане, Киргизии, Таджикистане. Согласно ему «пахучесть» проб воздуха определяет экспертная группа. «Как сомелье, только по запахам», — пошутил Майоров. Правда, никаких нормативов по допустимым уровням амбре в документе нет.

Запах как показатель качества городской среды

Мы тоже неоднократно ставили этот вопрос, рассказал «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Но пока, по его словам, в Минприроды не предложили никакого варианта решения.

«С нашей точки зрения, нужно учитывать не только концентрацию вредных веществ в атмосфере, но и то, как они могут воздействовать на обоняние человека», — считает парламентарий.

Источником неприятного запаха бывает не только промышленность, но и, например, птицефабрики, свинофермы, которые, будучи построены там, где их быть не должно, способны отравить жизнь довольно крупным городам, не говоря уже про свалки, отметил Бурматов.

«Я благодарен коллегам, что они подняли эту тему. Не уверен, что инициатива может быть в таком виде принята, над ней надо еще работать. Но думаю, что эта концепция (когда должен анализироваться не только химсостав, но и запахи, которые источают те или иные объекты) будет реализована в том или другом виде. Это важно, потому что запах, витающий в воздухе, является неотъемлемым компонентом качества окружающей среды», — констатировал депутат. Он пообещал собрать все заинтересованные ведомства, чтобы довести этот вопрос до логического завершения.

Глава Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев согласился: проблема есть и колоссальная.

Дело в том, что в последние пару десятилетий многие показатели предельно допустимых концентраций изменялись в том числе в сторону смягчения. «И когда люди жалуются, что пахнет не пойми чем, а им с умным видом говорят: „Нет, у вас тут предельно допустимые концентрации не превышены“, то это вызывает, конечно, возмущение», — считает он. Депутаты комитета часто сталкиваются с таким положением вещей, когда речь идет о задымлении из-за лесных пожаров.

Однако Николаев также не уверен, что проблема может быть решена введением в законодательство такого понятия, как «запах». «Надо над этим работать, обсуждать, привлекать экспертов. Но от этого нельзя отмахиваться. Ведь если есть запах, это уже не чистый воздух, а если это не чистый воздух, то он уже воздействует на наше здоровье. И это требует серьезного внимания», — подчеркнул депутат.

Работа для носа

Процедура определения «пахучести» проб воздуха такова: группа экспертов обходит контрольные точки и пробы воздуха оттуда привозят в лабораторию. Затем с помощью ольфактометра воздух последовательно разбавляется непахучим газом, как правило, очищенным воздухом или азотом. Эксперты по очереди прикладывают прибор к носу и говорят, чувствуют ли они запах. Если больше половины из них сказали «да», пробу снова разбавляют.

И так до тех пор, пока менее половины испытателей не перестанут ощущать посторонние ароматы. Если уличный воздух разбавили в два раза, значит, в нем две единицы запаха (ЕЗ). Если в пять раз — значит, 5 ЕЗ. В десять — 10 ЕЗ. Разумеется, чем больше экспертов участвует в испытаниях, тем объективнее получается результат.
«Пять единиц — предельная величина для города, — констатирует глава учебного отдела НИИ „Атмосфера“ Ольга Снопковская. — После нее жители начинают жаловаться во все инстанции».

Кстати, единица запаха — временное название, которым пользуются, пока у ароматов нет собственной единицы измерения. Возможно, со временем ее придумают.

Будет ли воздух чище

Если говорить о выбросах в атмосферу вредных веществ, то к концу 2024 года в России вообще не должно остаться городов с высоким загрязнением воздуха. Такие планы заложены в федеральный проект «Чистый воздух». В 12 промышленных центрах, где проблема стоит особенно остро, должны посчитать, сколько опасных веществ оказывается в воздухе в результате работы транспорта, предприятий ЖКХ и заводов, а на основе этих данных определить квоты по выбросам для промышленников и предпринять другие меры, чтобы воздух стал чище.

До пандемии коронавируса в НИИ атмосферы, который отвечает за сводные расчеты, успели передать информацию по шести городам, рассказал на совещании в Совете Федерации в начале марта начальник отдела земельного надзора Росприроднадзора Алексей Холодов.

Правда, пока с задачей по снижению выбросов регионам приходится справляться самим, сообщил Владимир Бурматов, ведь в прошлом году регионам так и не выделили федеральные деньги на эти цели и в этом тоже не успеют. Например, в Челябинской области, отметил депутат, своими силами удалось договориться с промышленными предприятиями, чтобы они вкладывались в модернизацию своих производств, но другие масштабные проекты, в том числе развитие экологичного транспорта, без федеральных денег реализовать невозможно.

Евгения Филлипова