Все ближе надвигается установленный российским законодателем срок для получения предприятиями КЭР, а значит и для оснащения системами автоматического контроля выбросов и сбросов. Счастливчикам, попавшим в «Список 300», осталось около 2 лет, остальным чуть больше.

Долгожданная законодательная база детально описывает критерии, при которых оснащение является обязательным, определяет требования к этим системам и правила их установки. Для стимулирования внедрения систем предусмотрен не только «кнут», но и «пряник» в виде нулевого коэффициента платы за НВОС, возможности ускоренной аммортизации ОС, предоставления инвестиционного налогового кредита и других вкусностей.

Казалось бы, что еще нужно предприятиям, чтобы немедленно начать подготовку заявок на КЭР и срочно запросить ТКП на установку «под ключ» систем автоматического контроля? Однако процесс получения КЭР и оснащения источников не носит массовый характер. Какие-то причины для этого, наверно, есть.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Попытаемся разобраться в этих причинах, побуждающих предприятия, мягко говоря, неспешно двигаться к внедрению систем непрерывного мониторинга загрязнений. Сразу отбросим в сторону причины неуважительные, не заслуживающие нашего анализа, такие как высокая стоимость оборудования и необходимость изыскания финансовых возможностей.

Пару лет назад такой причиной являлось отсутствие четких технических требований к системам автоматического контроля: предприятия почему-то не хотели закупать дорогостоящее оборудование без уверенности в правильности его выбора.

Год назад такой причиной являлась новизна нормативной базы: экологическим службам заводов требовалось время на изучение правил игры, на разъяснение руководителям и собственникам бизнеса неизбежности затрат на оснащение.

Сейчас этих объективных причин нет. Зато есть причина субъективная. Заключается она в том, что на заводах люди, ответственные за принятие этих решений, зачем-то пытаются представить себе, что получится, если у них на предприятии будет система непрерывного мониторинга и будут нормативы предельно допустимых выбросов или сбросов, но не будет четких правил определения соответствия этим нормативам. И кажется им, что для принятия решения по оснащению требуется понимание того, что является нарушением условий КЭР, каковы для этого должны быть размеры превышения выбросов и сбросов, их периодичность, продолжительность, повторяемость, методы расчета средних показателей. И какие наказания в этих случаях предусматриваются.

Вот, например, в случае превышения скорости движения водителем транспортного средства действуют понятные правила, водители знают, что превышение скорости на 5 км в час не наказывается и на 10 тоже, а за превышение на 20 км в час предусмотрен штраф, за превышение на 50 можно лишиться прав.

При отсутствии подобных правил для оценки соответствия нормативам выбросов и сбросов (а их действительно нет) нашему человеку свойственно предполагать, что нарушением условий КЭР будет являться каждый случай превышения. Напрашивается решение — отложить процесс оснащения либо на самый крайний срок, либо до момента появления прозрачных правил игры.

Логично предположить, что отечественный законодатель заполнит этот пробел, что правила определения соответствия фактических выбросов и сбросов утвержденным в КЭР нормативам находятся в стадии разработки. Но что же делать сейчас заводчанам, вынужденным принимать решение о сроках оснащения?

Перед ними непростой выбор. Внедрить сейчас на своем предприятии систему непрерывного мониторинга без полного понимания последствий страшновато. Но и перенос этого процесса на крайний установленный законом срок чреват серьезными неприятностями. Подготовка к получению КЭР и сегодня является делом сложным и продолжительным. А в период окончания предельно установленного срока в 2023—2024 гг., когда на органы Росприроднадзора обрушится лавина заявок на КЭР (по расчетам, порядка 7000), есть риск вообще не уложиться в отведенное время. Затягивание с оснащением источников еще более опасно, т.к. потребность в закупках газоаналитического оборудования и в услугах интеграторов систем, скорее всего, сформируется одновременно у основной массы предприятий 1-й категории. Получится не просто дороже, придется делать закупку в момент коллапса рынка этих услуг.

А что если попытаться предугадать действия отечественного законодателя и спрогнозировать появление этих правил? Думаете, невозможно?

Конструкция российского законодательства в части введения КЭР, НДТ, непрерывного контроля загрязнений в значительной степени повторяет контуры природоохранных норм Европейского Союза. Мы движемся проторенным путем. Логично предположить, что наши правила оценки соответствия предприятий утвержденным для них нормам выбросов и сбросов тоже будут не сильно отличаться от европейских.

Предлагаю ознакомиться с фрагментом Директивы № 2010/75/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС «О промышленных выбросах» и фрагментом Директивы 2000/76/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС «О сжигании отходов»:

«Оценка соблюдения пороговых значений выбросов

1. При проведении непрерывных измерений пороговые значения выбросов, установленные частями 1 и 2 настоящего Приложения, считаются соблюденными, если оценка результатов измерений показывает, что все нижеперечисленные условия соблюдены с учетом часов эксплуатации в календарном году:
a) ни одно из подтвержденных среднемесячных значений не превышает соответствующие пороговые значения выбросов, установленные частями 1 и 2 настоящего Приложения;
b) ни одно из подтвержденных среднесуточных значений не превышает 110% от соответствующих пороговых значений выбросов, установленных частями 1 и 2 настоящего Приложения;
c) в отношении заводов по сжиганию, состоящих только из котлов, использующих уголь, с совокупной номинальной тепловой мощностью не выше 50 MW, подтвержденные среднесуточные значения не превышают 150% от соответствующих пороговых значений выбросов, установленных частями 1 и 2 настоящего Приложения;
d) 95% всех подтвержденных среднечасовых значений за год не превышают 200% от соответствующих пороговых значений выбросов, установленных частями 1 и 2 настоящего Приложения.
2. При отсутствии непрерывных измерений пороговые значения выбросов, установленные частями 1 и 2 настоящего Приложения, считаются соблюденными, если результаты каждой серии измерений или иных процедур, определенных в соответствии с правилами, установленными компетентными органами, не превышают пороговые значения выбросов.»

В отношении сжигания отходов:

«Пределы выбросов в воздушную среду рассматриваются как соответствующие, если:
a) ни один из еженедельных средних показателей не превышает пределы выбросов, установленные в Приложении V «a» или Приложении II; 97% еженедельных средних показателей в течение года не превышает пределы выбросов, установленные в Приложении V «e», первый отступ;
b) ни один из получасовых средних показателей не превышает пределы выбросов, установленные в Приложении V «b», столбец A или, соответственно, 97% получасовых средних показателей в течение года не превышает пределы выбросов, установленные в Приложении V «b», столбец B;
c) ни один из средних показателей за избранный период по тяжелым металлам, диоксинам и фуранам не превышает пределы выбросов, установленные в Приложении V «c» и «d» или Приложении II;
d) выполняются положения Приложения V «e», второй отступ или Приложения II.

Получасовые средние показатели и десятиминутные средние показатели определяются в эффективное время деятельности (исключая периоды нагрева и остывания и работы без сжигания отходов) от измеренных величин после их снятия в течение интервала, установленного в пункте 3 Приложения III. Еженедельные средние значения определяются от этих действующих средних значений. Действенность еженедельных средних значений составляется на основе не более чем пяти получасовых средних значений, собранных ежедневно при учете возможных неполадок и сохранении непрерывности измерительной системы. Не более десяти еженедельных средних значений в год снимаются при учете возможных неполадок и сохранении непрерывности измерительной системы.

Средние показатели за избранный период и средние показатели в случае периодических измерений концентрации HF, HCl и SO определяются в соответствии с требованиями статьи 10 (2) и 2 (4), а также Приложения III".

Если суметь дочитать эти фрагменты до конца, то можно увидеть интересные вещи. Во-первых, в ЕС правила определения соответствия предприятий установленным для них нормам загрязнений существуют. Во-вторых, эти правила очень конкретны, не допускают двоякого чтения. В-третьих, самое главное, правила довольно мягкие, они допускают возможность эпизодических превышений нормативов без негативных последствий для предприятий. В-четвертых, для заводов, оснащенных системами непрерывного контроля выбросов, правила мягче, чем для остальных.

Еще, в-пятых, хотя это к делу и не относится, по-моему, европейцам стоит поучиться у нас лаконичности формулировок в законодательных актах.

Какие из этого можно сделать выводы?

Российское природоохранное законодательство обязательно будет дополнено правилами определения соответствия предприятий установленным в КЭР нормативам выбросов и сбросов. И будут эти правила разумными и справедливыми, позволяющими спокойно вести производство, не опасаясь наказаний за незначительные эпизодические отклонения в работе технологического оборудования.

Вот таков мой прогноз.

Возможно он поможет кому-то из заводчан определить оптимальные сроки получения КЭР и оснащения источников выбросов и сбросов системами автоматического контроля.

Ведущий специалист
направления ЭкоМетео
ГК «СервисСофт Инжиниринг»

А. Хатюшин