Минэкономики подготовило первую версию концепции российской системы климатических проектов. Она описывает правила реализации проектов по снижению выбросов парниковых газов и обращения углеродных единиц в РФ, что, по мнению авторов, создаст условия для зеленых инвестиций и снижения углеродного следа российской продукции. Эксперты приветствуют появление документа, но говорят о необходимости полноценной национальной системы углеродного регулирования.

Минэкономики направило коллегам первый вариант концепции системы климатических проектов РФ (есть у «Ъ»). Пока документ носит описательный характер: за три месяца Минэкономики совместно с другими ведомствами и Банком России должны подготовить проект «дорожной карты» его реализации.

Суть концепции — описание подходов к реализации проектов снижения выбросов парниковых газов или повышения поглотительной способности экосистем российскими компаниями.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Основным эффектом должно стать «создание условий для привлечения зеленых инвестиций и снижения углеродного следа продукции» за счет разработки национальных стандартов климатических проектов и создания их национального регистра и российского реестра углеродных единиц (де-факто — результатов проектов, выраженных в тоннах СО2-эквивалента, которые можно продать или зачесть, все операции будут фиксироваться в реестре). В Минэкономики отмечают, что концепция «синхронизирована с законопроектом о госрегулировании выбросов парниковых газов и Парижским соглашением (ПС)», и надеются, что российская система «может быть увязана с механизмами ПС и другими национальными и международными реестрами углеродных единиц».

Напомним, глобальный рынок углеродных единиц начал формироваться во времена действия первого периода Киотского протокола (2008−2012 гг.). В 2015 году утвержден новый глобальный климатический договор — Парижское соглашение, экономические механизмы которого еще вырабатываются (см. «Ъ» от 17 декабря 2019 года). Пока в мире действует ряд региональных схем, в том числе в ЕС, ряде провинций Китая, ряде штатов США и Канады (как правило, в виде систем квот и углеродных рынков), и добровольные схемы.

Опрошенные «Ъ» эксперты в целом приветствуют разработку документа.

«Это уже очень хороший шаг вперед», — говорит глава программы «Климат и энергетика» WWF России Алексей Кокорин, предлагая дополнить концепцию возможностью региональных проектов и включить в нее их общественное обсуждение.

В РСПП (его представители участвовали в подготовке документа) отметили «важность и актуальность концепции», заявив, что «основной фокус в РФ должен быть сделан на создании возможностей для российских компаний использовать результаты климатических проектов для снижения оценки углеродоемкости своей продукции — в том числе как защиту от рисков возможного европейского трансграничного углеродного регулирования (см. „Ъ“ от 6 августа), для участия в будущих международных механизмах ПС и для внешнеэкономической деятельности». Для этого, по мнению представителей бизнес-ассоциации, национальные стандарты и методологии должны полностью соответствовать международным.

Руководитель направления «Зеленая экономика» Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка Сергей Семенцов также заявил «Ъ», что поддерживает концепцию: она даст «стимулы для отечественного бизнеса реализовывать проекты, в результате которых будут снижаться выбросы СО2».

Советник президента по климату Руслан Эдельгериев считает, что «в современных условиях рассчитывать на иностранные инвестиции без полноценного национального углеродного рынка, основой которого должна стать плата за углерод, наивно».

По мнению главы климатического направления в «Деловой России» Олега Плужникова, без национальной системы углеродного регулирования «разработка концепции напоминает попытку поставить телегу впереди лошади», а «мотивации для роста инвестиций в климатические проекты не просматривается». Директор Института глобального климата и экологии РАН Анна Романовская также полагает, что сначала «необходимо сформировать климатический блок внутренней политики и мер».