Финальное обсуждение бизнесом и чиновниками проекта концепции совершенствования института РОП под руководством отраслевого вице-премьера Виктории Абрамченко 21 декабря привело к неожиданному повороту и отодвинуло на второй план все вопросы, ранее возникавшие у бизнеса к документу. С 2022 г. для упаковки, доля которой в ТКО составляет 30−50%, вводится требование 100%-ной утилизации. Исполнить РОП с 2022 г. компаниям будет можно, лишь заключив прямой договор с утилизатором, переработав отходы на своих мощностях или заплатив экосбор.

Директор ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК, включает корпорации, ответственные за производство большей части товаров в упаковке, — PepsiCo, Coca Cola, Nestle, Tetra Pak и др.) Любовь Меланевская, отмечая, что это технически невозможно, прогнозирует: «Либо бизнес уйдет в легальную, установленную законом покупку актов утилизации, либо в уплату экосбора, стремясь при этом не допустить роста его ставки».

Впрочем, по данным «Ъ», на финальном заседании никто из представителей бизнеса на просьбу госпожи Абрамченко привести аргументы против стопроцентного норматива не вызвался.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Там повторяли, что за четыре года существования РОП в отрасли никаких изменений к лучшему не произошло (ранее Минприроды признавало, что именно его нерасторопность в создании подзаконных актов и прозрачных правил игры тормозила все это время запуск механизма), а компании так и не смогли доказать эффективность своей деятельности по управлению отходами. Механизм не спасло и предложение бизнеса сделать ставку экосбора менее выгодной, чем самостоятельная реализация РОП.

«Население фактически полностью оплачивает утилизацию отходов, предприятия не заинтересованы в использовании более экологичных материалов. Поэтому государством определяются новые правила, которые будут стимулировать утилизацию отходов», — сообщила Виктория Абрамченко. Отметим, что эти правила игры правительство только намерено определить — вместе с концепцией, оформленной постановлением или распоряжением правительства, до 31 декабря будет определен список законопроектов и подзаконных актов.

«Серые зоны, которые позволяли уходить от ответственности за утилизацию», планируется ликвидировать посредством оцифровки всей отрасли, включая учет потоков выпуска товаров и упаковки, объемов их продаж, сбора, транспортировки и утилизации. «В информационной системе будет реализован принцип перекрестной отчетности с введением реестра утилизаторов, фиксацией объема выпускаемых на рынок упаковки и товаров», — прогнозирует Абрамченко.

При этом в аппарате вице-премьера «Ъ» заверили, что система прослеживаемости заработает уже с 2022 г.

«Для нас здесь самое важное, чтобы плата за утилизацию упаковки не входила в тариф для населения и чтобы цена товара на полке не выросла. Именно об этом говорил президент страны во время пресс-конференции 17 декабря. Платить за утилизацию упаковки должен бизнес», — добавил глава Минприроды Александр Козлов. «Население платит региональным операторам более 190 млрд руб. в год, а бизнес — немногим более 3 млрд руб.», — сетует гендиректор ППК «РЭО» Денис Буцаев. И хотя теперь бизнес также обязан будет платить, в правительстве не смогли пояснить, кто и как гарантирует эту оплаченную на 100% утилизацию отходов.

Гарантий, что тарифы для населения снизятся, также нет. В правительстве полагают, что с появлением цифровой прозрачности и оплаты государством услуг утилизаторов и инфраструктуры объемы образования и вывоза отходов снизятся, что снизит и платежи граждан. Но в тариф для населения утилизация не включена. «Тариф в любом случае будет расти — прямо или косвенно, так как после 2022 г. заработает „золотое“ сжигание отходов с выработкой „золотой“ электроэнергии», — прогнозирует директор Института экологии ВШЭ Борис Моргунов.