В правительстве намерены разработать механизм по ограничению дивидендов для случаев, когда бизнес не ликвидирует ущерб природе. Мера обсуждается в рамках борьбы с брошенными вредными производствами. Эксперты считают ее радикальной.
Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила до 1 марта доработать поправки в законодательство «в части обеспечения исполнения собственниками объектов промышленной инфраструктуры обязанности по ликвидации причиненного вреда окружающей среде», предусмотрев в них механизм ограничения на выплату дивидендов. Поручение дано министру природных ресурсов и экологии Александру Козлову, Минпромторгу, Минэкономразвития и другим профильным ведомствам.
Об этом говорится в протоколе по итогам совещания у Абрамченко, которое состоялось 3 февраля. У РБК есть копия документа, его подлинность подтвердила представитель вице-премьера Марта Галичева. По поручению президента Владимира Путина сейчас разрабатываются механизмы для предупреждения появления таких заброшенных объектов, как Байкальский ЦБК или завод «Усольехимпром» в Иркутской области, сказала она.

Борьба с брошенными вредными производствами

«Собственники предприятий должны нести ответственность за неизбежный вывод из эксплуатации своих производств и ликвидацию накопленного вреда», — говорила Абрамченко в интервью РБК в сентябре 2020 года. Она подчеркивала, что не должна повториться ситуация, как на «Усольехимпроме», где в 2018 году был введен режим чрезвычайной ситуации (территория завода загрязнена химически опасными веществами), а ответственных найти не удалось, поэтому ликвидация ущерба экологии проводится на средства федерального бюджета.
В протоколе по итогам февральского совещания в правительстве говорится о необходимости разработать механизмы по финансированию ликвидации накопленного вреда окружающей среде на подобных объектах, в частности, в случаях, когда их собственники признаны банкротами или неизвестны. Сейчас в российском законодательстве есть лазейка, которая позволяет бросать предприятия без ликвидации вреда и вывода из эксплуатации. Необходимо создать прозрачное правовое регулирование, которое будет предусматривать ответственность собственников, финансовые механизмы для ликвидации вреда, административные меры и так далее, указала представитель Абрамченко.
В готовящемся законопроекте планируется предусмотреть меры по предоставлению собственниками промышленных предприятий финансовых гарантий по соблюдению требований в области охраны окружающей среды, следует из протокола. Мера должна затронуть в том числе вновь создаваемые предприятия. Поступающие в бюджет от компаний экологические платежи предлагается аккумулировать и расходовать на ликвидацию объектов накопленного вреда, говорится в документе. Среди обсуждаемых финансовых механизмов — банковские гарантии, страхование, создание ликвидационных фондов самими компаниями, поясняет Галичева.
Еще одна мера из протокола — «механизм ограничения на выплату дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам, доходов по долям (паям), распределение прибыли между учредителями в случае невыполнения обязательств по соблюдению требований в области охраны окружающей среды». Детали предлагаемого механизма в документе не указаны, представитель Абрамченко это не комментирует. Речь идет о дополнительном стимулировании, чтобы собственники не выводили средства из таких предприятий, сказал РБК источник в правительстве.

Последствия ограничений по дивидендам

Крупные промышленные компании признают, что экологическая ответственность — важный приоритет. Ряд из них присоединились к Глобальному договору ООН — международной инициативе в сфере социальной ответственности бизнеса, предъявляющей требования и к защите окружающей среды. В нем участвуют более 30 российских компаний, в том числе многие крупнейшие нефтегазовые, металлургические и химические гиганты.
Дискуссия о проблемах экологии в России обострилась и на фоне аварии с разливом дизтоплива под Норильском в мае 2020 года. Из-за нее «Норильский никель» заплатит крупнейший в российской истории экологический штраф в 146 млрд руб. Президент «Норникеля» и его крупнейший совладелец Владимир Потанин назвал решение о штрафе уроком для компании и сигналом для всего бизнес-сообщества. Для выплаты этой суммы компания создала резерв, который уменьшает показатель EBITDA за 2020 год, являющийся основным в дивидендной формуле, говорил Максим Полетаев, заместитель гендиректора UC Rusal (второго по величине акционера «Норникеля», 27,8% акций).
Для регулирования экологической ответственности промышленных компаний достаточно инструментов, не связанных с ограничением на выплату дивидендов, считает источник в одной из крупных компаний. «Посягательство на акционерный доход — опасный прецедент, который однозначно снизит инвестиционную привлекательность российского рынка. Подобных инициатив нет на развитых рынках, его появление в России может вызвать отток капитала», — опасается он.
«Скорее всего, речь идет не об обязательстве [ограничивать дивиденды], а о введении такой возможности для тех компаний, акционеры которых возражают против выплат на восстановление ущерба за счет снижения дивидендов», — считает руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. Но без дополнительных разъяснений предложение выглядит довольно странно и, безусловно, будет трактоваться как ограничение прав акционеров и как удар по инвестиционному климату, предупреждает он.
Подобные нововведения существенно усложнят вопросы купли-продажи промышленных активов, отмечает Худалов. Гораздо труднее будет находить новых собственников на объекты с накопленными экологическими проблемами: потенциальные покупатели станут требовать от продавца информацию о стоимости ликвидации накопленного ущерба, а все позднее объявленные претензии природоохранных органов будут выставлять прежним владельцам или расторгать сделку о приобретении актива, говорит аналитик.
Ужесточение природоохранного законодательства в самых разных странах, в том числе и в России, — это неизбежный тренд, учитывая то повышенное внимание, которое в последнее время уделяется теме экологии, добавляет старший директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Дмитрий Маринченко. «Но мораторий на выплату дивидендов при несоблюдении природоохранного законодательства — довольно радикальная мера, в случае ее реализации важно, чтобы соблюдался принцип соразмерности и не было места для злоупотреблений и недобросовестной конкуренции», — подчеркивает он.
Поправки в действующее законодательство разрабатываются совместно с Минприроды, экспертным сообществом и бизнесом, сказал РБК представитель Минэкономразвития. «Такие изменения [законодательства] не должны существенно отразиться на стоимости компаний», — отметил представитель Минприроды. По его словам, компании обязаны убирать за собой накопленный вред. «Если компании не резервируют средства на обязательные природоохранные мероприятия, не планируют их финансирование в своих финансовых планах, значит, они вводят с заблуждение своих акционеров», — заключил он.
РБК направил запросы в пресс-службы крупнейших российских промышленных предприятий — «Норникеля», UC Rusal, НЛМК и «Северстали», а также нефтегазовых компаний «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром», НОВАТЭК и «Газпром нефть».
- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy