Хотя предлагаемые поправки касаются только федерального закона «Об отходах производства и потребления», вопрос имеет весьма системное значение.

Напомним, ещё в 2000 году Правительство приняло «Правила разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размещение», согласно которым лимиты утверждает лишь Минприроды без согласования с органами санэпиднадзора, как это происходило все 1990-е годы, вызывая крайнее раздражение бизнес-сообщества (разумеется, из-за специфических требований/поборов, не зафиксированных абсолютно нигде).

Процесс разделения санэпид- и природоохранного законодательств по регулированию обращения с отходами завершился в 2008 году, когда из закона об отходах исчезли пассажи про их опасные свойства, в число которых входило наличие возбудителей инфекционных болезней, а все отходы были поделены на пять классов по степени негативного воздействия на окружающую среду. Надо отметить: упразднённые опасные свойства было невозможно определить в ходе практического применения, и они были просто дополнительным барьером, для преодоления которого бизнесу требовались сверхусилия.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

Кстати, требования к обращению с отходами до сих пор четко не установлены в федеральном законе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Не лучше обстоят дела и со специальными санитарными нормами/правилами. Например, определяя класс токсичности вида отходов для человека, по-прежнему непонятно: как и для чего он устанавливается и где применяется? При этом природоохранные требования к отходам проработаны в экологическом законодательстве гораздо более полно и объективно.

И вот Правительство делает попытку фактически объединить «зелёные» и «санитарные» требования к обращению с отходами. Возникает вопрос: для чего и в чьих интересах? Может быть, кто-то хочет добиться такого же положения, как в воздухоохранной деятельности, когда нормирование практически является не экологическим, а санитарным: применяются гигиенические нормативы, и главным критерием допустимости выбросов является непревышение ПДК на внешней границе санитарно-защитной зоны (Забавно, что в санэпидзаконодательстве не дано определение санитарно-защитной зоны).

На самом деле воздухоохранное нормирование в существующем виде является, по сути, гигиеническим и решает исключительно вопросы защиты человека. Спору нет, на селитебных территориях так и должно быть (наверное, это должны делать санврачи), но зачем руководствоваться санэпидтребованиями в других местностях? Не лучше обстоят дела с водоохранной сферой: опять же гигиенические нормативы и перенос ряда санэпидположений на нормирование сбросов.

Возникает вопрос: а зачем вообще нужна природоохранная система? Может быть, следует объединить её с Роспотребнадзором, да и дело с концом? И последний вопрос — к бизнес-сообществу: неужели кто-то хочет, как в 1990-х, согласовывать ПНООЛРы с санитарными врачами?