Арбитражный суд обязал медучреждение передавать медотходы класса, А региональному оператору под видом ТКО. Суд не согласился с выводами Минприроды России и ФАС России о том, что медотходы класса, А и ТКО — это разные виды отходов. Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции в силе.

----------------------------

Выводы из решения Арбитражного суда Челябинской области от 06 мая 2021 года по делу № А76−32 673/2020:

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

— Медотходы класса, А приравнены к ТКО и регулируются ФЗ-89 [п.2 ст. 2 ФЗ-89 не стал для Суда помехой];

— Вся совокупность медотходов класса, А приравниваются к «мусору от офисных и бытовых помещений» IV и V классов опасности [даже несмотря на то, что у больницы нет и не было обособленных офисных помещений];

— Медотходы класса, А «по документам» должны проводиться как ТКО. Передаваемые медотходы класса, А в договоре обозначаются именно как ТКО, договор заключается по типовой форме, установленной Постановлением Правительства РФ от 12.11.2016 г. № 1156 как для ТКО; стоимость услуг по тарифу, как для ТКО; если медучреждение бюджетное, то госконтракт на вывоз медотходов класса, А заключается в обязательном порядке без конкурсных процедур с единственным поставщиком (п. 8 ч.1 ст. 93 Закона № 44);

— Медучреждение обязано передавать медотходы класса, А регоператору на контейнерные площадки для сбора ТКО ближайших к медучреждению жилых домов [то есть сотрудники больницы прямо в белых халатах могут носить медотходы класса, А на контейнерную площадку ближайшего жилого дома и на вопросы удивленных местных жителей отвечать, что так решил суд];

— На медотходы класса, А медучреждение должно составить паспорт отхода (как на мусор от офисных и бытовых помещений IV кл.) и передать копию паспорта отхода регоператору;

— Регоператор и медицинские организации фактически освобождаются от исполнения положений Правительства РФ от 12.11.2016 г. № 1156 — п. 14 Правил обращения с ТКО, в котором напрямую запрещается складировать в контейнеры с ТКО медотходы любого класса опасности (включая класс А);

— Поскольку договор заключается как на ТКО, с регоператора фактически снимается обязанность исполнять отдельные требования СанПиН 2.1.3684−21 в части обращения с медотходами: 1) проводить отдельный инструктаж для своих работников по обращению с медотходам (в том числе класса А) (п. 166), 2) проводить дезинфекцию оборотных межкорпусных контейнеров для сбора отходов класса, А (п. 193).

---------------------------------

Комментарии эколога ГБУЗ «Городская больница № 3 г. Миасс» А.В. Кузнецова. Почему решение Суда вызывает споры?

Медотходы класса, А не являются идентичными ТКО. Дело в том, что состав отходов класса, А гораздо более обширный, чем это определено в п. 157 СанПиН 2.1.3684−21. К отходам класса, А также относятся и короткоживущие радиоактивные отходы. В соответствии с п. 8.4. СанПиН 2.6.1.3288−15, короткоживущие радиоактивные отходы (РАО), выдерживающие до уменьшения мощности дозы ниже 1 мкГр/ч на расстоянии 0,1 м от поверхности пакета, после радиометрического контроля утилизируются как медицинские отходы класса А. Предполагается, что такой радиометрический контроль должно проводить само медучреждение либо специализированная организация, занимающаяся обслуживанием медтехники. Тем не менее, это не освобождает специализированную организацию, занимающуюся приемом медотходов класса А, самостоятельно проводить радиометрический контроль принимаемых отходов.

В состав медотходов класса, А также могут входить медотходы класса Б и В при условии что они были обеззаражены с применением аппаратных способов обеззараживания (п. 159 СанПиН 2.1.3684−21, раздел 7.4 «Временных методических рекомендаций профилактики, диагностики и лечения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» ВЕРСИЯ 11 (07.05.2021)).

Также следует добавить, что в отходы класса, А будут попадать отходы, загрязненные биологическими жидкостями больных, несмотря на то, что в СанПиН 2.1.3684−21 отходы класса, А заявляются как «не имеющие контакта с биологическими жидкостями пациентов». Все дело в том, что состав отходов класса, А в новом СанПиН 2.1.3684−21 изменен по сравнению с ранее действовавшим СанПиН 2.1.7.2790−10, фактически часть отходов класса Б незаметно перешло в класс А. Как указано в п. 157 СанПиН 2.1.3684−21 к отходам А, теперь относятся и «использованные средства личной гигиены и предметы ухода однократного применения больных неинфекционными заболеваниями». Использованные подгузники, подкладные пеленки, женские прокладки, тампоны не могут не быть загрязнены биологическими жидкостями (поэтому описание состава отходов класса, А в п. 157 противоречиво). В ранее действовавшем СанПиН 2.1.7.2790−10 статус этих отходов не был определен, поэтому эти отходы часто относили к классу Б и Роспотребнадзор требовал предварительно обеззараживать загрязненные подгузники и пеленки перед их выбрасыванием с отходами класса А. Теперь все эти отходы СанПиН 2.1.3684−21 допускает передавать как медотходы класса, А без проведения предварительного обеззараживания.

Говоря о медотходах класса, А следует иметь ввиду, что к ним относятся в том числе и отходы, образующиеся непосредственно в больничных палатах и санузлах медучреждений. Эти отходы выбрасывают самими пациенты медицинских учреждений в отсутствие непосредственного контроля за составом отходов со стороны медперсонала. Действующее законодательство не обязывает медучреждения проверять содержимое пакетов с отходами класса А, оценивать безопасность выброшенных пациентами материалов. После наполнения мешки просто завязываются и складируются на контейнерную площадку для накопления отходов класса, А для последующей передаче специализированной организации.

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 06 мая 2021 года по делу № А76−32 673/2020 по сути меняет систему обращения с ТКО в Челябинской области, потребует внесения соответствующих изменений в Территориальную схему по обращению с ТКО и Правила обращения с ТКО в Челябинской области.

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 06 мая 2021 года по делу № А76−32 673/2020 полностью противоречит сложившейся в Российской Федерации судебной практике в отношении правового режима отходов, образующихся от деятельности медицинских учреждений (класса А), в части применимости к обращению с ними норм ФЗ-89, правового режима ТКО и взаимоотношений с региональными операторами по обращению с ТКО:

— Решение Арбитражного суда Ростовской области от 4 июня 2021 г. по делу № А53−9025/2021.

— Постановление Шестнадцатого Арбитражного Апелляционного суда от 11.03.2021 по делу № А63−12 422/2020, Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 26 ноября 2020 года по делу № А63−12 422/2020;

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2019 г. № 15АП-19 926/18 по делу № А53−25 656/2018.

В правовых спорах между медицинскими организациями и региональными операторами по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) по вопросу понуждения медицинских организаций к заключению договора на обращение с ТКО судебная система Российской Федерации занимает правовую позицию о том, что медицинские организации вправе не заключать договоры на вывоз ТКО с региональным оператором поскольку:

— «В настоящее время действие норм закона № 89-ФЗ, а также нормативных правовых актов Минприроды России в области обращения с отходами (требования по разработке природоохранной документации), не распространяется на медицинские отходы. При указанных обстоятельствах, обязанность по исполнению публичного договора региональным оператором по вывозу отходов класса, А и класса Б не распространяется на ответчика, поскольку в данном случае предметом требования истца является требование по вывозу медицинских отходов, которые не подлежат регулированию законодательством по обращению с ТКО» (Решение Арбитражного суда Ростовской области от 4 июня 2021 г. по делу № А53−9025/2021);

— «В данном случае предметом оказания услуг являются медицинские отходы, которые не подлежат регулированию законодательством по обращению с ТКО» (Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 26 ноября 2020 года по делу № А63−12 422/2020), поскольку «в соответствии со статьей 49 Федерального закона № 323-ФЗ медицинские отходы — это все виды отходов, образующиеся в процессе осуществления медицинской деятельности» (Постановление Шестнадцатого Арбитражного Апелляционного суда от 11.03.2021 по делу № А63−12 422/2020).

Аналогичная правовая позиция выработана в Решении Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 06 ноября 2020 года по делу № А81−6582/2020 «действие норм Закона № 89-ФЗ, Правил обращения с твердыми коммунальными отходами, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12.11.2016 г. № 1156, на которых основаны исковые требования, на деятельность по обращению с медицинскими отходами не распространяются».

Согласно постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2019 г. № 15АП-19 926/18 по делу № А53−25 656/2018 «довод заявителя апелляционной жалобы о том, что МБУЗ „Центральная городская больница“ г. Донецка могло провести отдельные котировки по медицинским отходам и отдельно по обычным твердым бытовым отходам, судом отклоняется, поскольку исходя из диспозиции ч. 1, 2 ст. 49 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ Закон № 323-ФЗ любые отходы медицинского учреждения являются медицинскими и подлежат утилизации в соответствии со СанПиН 2.1.7.2790−10. Других видов отходов, которые могли бы вывозить ответчиком без соблюдения указанных правил у медицинского учреждения быть не может».

-------------------------

Документы:

Письмо Минприроды России от 02.11.2020 г. № 25−47/28 897;

Письмо ФАС России от 12.11.2020 г. № 17/99 041/20;

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 06 мая 2021 года по делу № А76−32 673/2020;

Постановление Восемнадцатого Арбитражного апелляционного суда № 18АП-9128/2021 от 10 августа 2021 года по делу № А76−32 673/2020.

Документы