Подсудность дел о правонарушениях в области охраны окружающей среды и природопользования

1. Само по себе нарушение норм, разграничивающих предметную компетенцию судов по рассмотрению дел об административных правонарушениях, не является безусловным основанием для отмены судебных актов по делу, в рамках рассмотрения которого лицо, привлеченное к административной ответственности, фактически реализовало свое право на судебную защиту.

ООО «Сельскохозяйственное предприятие «Колхоз имени Ленина» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 8.7 КоАП в виде 400 тыс. рублей штрафа.

Суды первой и апелляционной инстанции требования Общества удовлетворили, сославшись на то, что Северо-Кавказское межрегиональное управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору в данном случае не доказало наличие в действиях Общества вмененного ему административного правонарушения.

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

В кассационной жалобе, Управление сослалось на исключительную подведомственность судов общей юрисдикции при рассмотрении споров, вытекающих из общественных отношений в области охраны окружающей среды и природопользования.

Суд кассационной инстанции указал, что необходимо учитывать все элементы принципа права на справедливое судебное разбирательство установленные п. 1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 46 Конституции РФ (например, разумный срок разбирательства, установление правовой определенности, приоритет формального над существом).

Прекращение производства по делу недопустимо в тех случаях, когда суды, формально соблюдая процессуальное законодательство, могут создать своим актом такие правовые последствия для участников процесса, которые будут иметь для них значительный негативный эффект, приведут к возникновению объективных сложностей в реализации права на справедливое судебное разбирательство, сделают его чрезмерно длительным или невозможным.

Само по себе нарушение норм, разграничивающих предметную компетенцию судов по рассмотрению дел об административных правонарушениях, не является безусловным основанием для отмены судебных актов по делу, в рамках рассмотрения которого лицо, привлеченное к административной ответственности, фактически реализовало свое право на судебную защиту.

Ссылка Управления на то, что рассмотрение настоящего спора относится к компетенции суда общей юрисдикции, поскольку Общество привлечено к ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды сама по себе не может служить основанием для отмены судебных актов, с учетом того, что спор разрешен судом по существу в пользу лица, привлекаемого к ответственности правильно, а позиция административного органа породит новый виток судебных разбирательств и нарушение принципов правовой определенности и рассмотрения дела в разумный срок.

Постановление АС СКО от 13.07.2021 по делу № А63−12 950/2020

2. Сторона не может заявлять в кассационной инстанции довод о не подведомственности спора арбитражным судам, если сторона не возражала в суде первой инстанции против рассмотрения данного спора арбитражным судом.

ООО «Комилесбизнес» обратилось в суд с заявлением об отмене постановления Усть-Куломского районного отдела по охране окружающей среды Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.2 КоАП РФ.

В удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанции отказали.

Общество в кассационной жалобе заявило о не подведомственности данного спора в арбитражных судах.

Суд кассационной инстанции применил доктрину процессуального эстоппеля указав, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, о подведомственности спора суду общей юрисдикции, подлежат отклонению, так как заявитель кассационной жалобы в суде первой инстанции поддерживая, заявленное требование, не заявлял возражений относительно компетенции арбитражного суда.

Постановление АС ВВО от 10.09.2021 по делу № А29−12 184/2020

3. Дела об административных правонарушениях, в которых объективная сторона правонарушения заключается в действиях (бездействии), направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

АО «Водоканал» обратилось в суд с заявлением о признании незаконными и отмене постановления Северо-Уральского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.14 КоАП РФ.

Нижестоящими инстанциями заявление Общества возвращено исходя из п. 1. ч.1 ст. 129 АПК РФ.

По мнению подателя кассационной жалобы, рассмотрение данного спора относится к компетенции арбитражного суда, поскольку привлечение к административной ответственности Общества связано с осуществлением им предпринимательской деятельности.

Суд кассационной инстанции указал, что, исходя из ч.3 ст. 30.1 КоАП РФ и п. 3 ч.1 ст. 29 АПК РФ в любом случае подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции дела об административных правонарушениях, в которых объективная сторона правонарушения заключается в действиях (бездействии), направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования.

Судами установлено, что основанием для привлечения Общества к административной ответственности послужил факт сброса загрязняющего вещества в составе сточных вод в водный объект.

Несмотря на то, что данные действия совершены Обществом при осуществлении предпринимательской деятельности, объективная сторона вменяемого ему административного нарушения состоит в невыполнении норм действующего законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, что в любом случае свидетельствует об отнесении к компетенции суда общей юрисдикции рассмотрение дела об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении.

Постановление АС ЗСО от 10.08.2021 по делу № А75−3761/2021

Доказывание и доказательства в делах о правонарушениях в области охраны окружающей среды и природопользования

1. Обязанность по рекультивации нарушенных земель возникает не с момента начала выполнения земляных работ, а со дня окончания деятельности, осуществление которой привело к деградации земель и (или) снижению плодородия земель сельскохозяйственного назначения

ООО «БлокСтройПроект» обратилось в суд с заявлением о признании незаконными и отмене постановления Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Омской области о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.7 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 400 000 руб.

Как следует из материалов дела, Управлением в ходе осмотра земельного участка сельскохозяйственного назначения выявлены признаки самовольного снятия и перемещения плодородного слоя почвы (ПСП) при проведении работ по прокладке магистрального трубопровода от деревни Новый Ревель до села Ивановка.

При этом, между ООО «БлокСтройПроект» и Администрацией Калачинского муниципального района заключен муниципальный контракт, в соответствии с которым Общество обязалось по заданию муниципального заказчика в установленный контрактом срок выполнить работы по реконструкции водозабора села Орловка, с заменой магистрального трубопровода от деревни Новый Ревель до села Ивановка Калачинского района Омской области.

Суд первой инстанции требования удовлетворил частично, признав оспариваемое постановление незаконным в части применения штрафа свыше 200 000 руб.

Суды апелляционной и кассационной инстанции пришли к выводу об отсутствии в действиях Общества состава вменяемого административного правонарушения.

Суды пришли к выводу, что Обществом не допущено самовольного снятия и перемещения ПСП; на момент вынесения оспариваемого постановления срок проведения рекультивации, согласованный сторонами муниципального контракта, не истек; в связи с расторжением муниципального контракта у Общества как у привлечённой подрядной организации прекратилась обязанность по проведению рекультивации земель.

Обязанность по рекультивации нарушенных земель в данном случае должна возникнуть не с момента начала выполнения земляных работ, а со дня окончания деятельности, осуществление которой привело к деградации и (или) снижению плодородия земель сельскохозяйственного назначения.

Постановление АС ЗСО от 20.07.2021 по делу № А46−17 119/2020

2. Общество не предприняло попыток произвести параллельный анализ вод в результате чего, не смогло опровергнуть доводы административного органа

ООО «Агроторг Товарково» обратилось в суд с заявлением об отмене постановления Приокского межрегионального управления Росприроднадзора о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ и прекращении производства по делу.

Из материалов дела следует, что Управлением организован плановый рейдовый осмотр территории прилегающей к Товарковскому водохранилищу, в ходе которого вблизи промплошадки Общества обнаружен сброс промышленных сточных вод в вышеуказанный водный объект. В ходе административного расследования установлено, что сброс сточных вод в Товарковское водохранилище осуществлялся после очистных сооружений свеклопункта Общества.

Отклоняя довод Общества о прекращении им хозяйственной деятельности, суды указали, что отходы на свеклопункте могли образоваться в ходе ведения обществом хозяйственной деятельности в более ранние периоды.

Протоколами испытаний подтверждается превышение допустимых концентраций загрязняющих веществ в сточных водах на выпуске, а также в природной воде водохранилища в месте выпуска после очистных сооружений свеклопункта Общества.

Также суды отметили, что при отборе проб Общество имело право одновременно произвести параллельный отбор проб сточных вод и выполнить анализ в любой аккредитованной лаборатории за счет собственных средств и представить административному органу сведения о результатах такого контроля, однако Общество таким правом не воспользовалось.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу о наличии в действиях Общества состава вменяемого административного правонарушения, снизив сумму штрафа в два раза.

Постановление АС ЦО от 17.06.2021 по делу № А68−8740/2020.

3. Административный орган должен полностью доказать наличие в деянии привлекаемого лица состава вмененного ему административного правонарушения

ООО «Гринтур» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.42 КоАП РФ в связи со строительством на земельном участке, находящемся на расстоянии 30−40 м до уреза воды озера Байкал.

Судами первой и апелляционной инстанции заявленные требования общества о признании постановления о наложении административного наказания незаконными удовлетворены.

Суды исходили из того, что Межрегиональным управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Иркутской области и Байкальской природной территории не исполнены обязанности по доказыванию наличия в деянии Общества состава вмененного ему административного правонарушения. Управление не доказало: 1) что на земельном участке невозможно строительство объектов; 2) объект строительства находится на расстоянии 30−40 м до уреза воды озера Байкал; 3) строящийся объект противоречит ст. 65 Водного кодекса и другим требованиям.

Постановление АС ВСО от 17.05.2021 по делу № А10−4345/2020

4. Для привлечения к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ, административный орган должен доказать факт отсутствия у лицензиата специально оборудованных и снабженных специальными знаками морских транспортных средств, необходимых для выполнения работ по сбору и транспортированию судовых отходов I — IV классов опасности

ООО «Оазис» привлечено к ответственности по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ. Дальневосточное межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования посчитало состав вменяемого Обществу правонарушения установленным исходя из факта осуществления им лицензируемого вида деятельности по сбору судовых отходов с использованием морского транспорта, не заявленного при получении лицензии, и не представленного при проведении предлицензионной проверки в 2016 году, для транспортирования отходов морем.

Кассационный суд указал, что НПА на которые ссылается Управление, не содержат требования о возложении на лицензиата обязанности по предъявлению приобретенных на каком-либо праве после получения (переоформления) лицензии транспортных средств для проверки на предмет соответствия обязательным требованиям. Управление не привело какого-либо обоснования, наличия у Общества обязанности по переоформлению лицензии в связи с приобретением транспортных средств, необходимых для выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности.

Нижестоящие суды посчитали, что состав правонарушения в данном случае выражается в отсутствии у лицензиата при осуществлении им работ по сбору и транспортированию судовых отходов I — IV классов опасности специально оборудованных и снабженных специальными знаками морских транспортных средств, необходимых для выполнения таких работ, а не использование транспортных средств, не заявленных при обращении о предоставлении лицензии, с учетом того, что транспортное средство может быть приобретено позже выданной лицензии, и обязанность по внесению изменения в лицензию в связи с приобретением нового транспортного средства у лицензиата отсутствует.

Однако Кассационный суд отметил, что в материалах административного дела нет сведений об отсутствии у лицензиата специально оборудованных и снабженных специальными знаками морских транспортных средств, необходимых для выполнения работ по сбору и транспортированию судовых отходов I — IV классов опасности. В связи с чем, кассационный суд отменил судебные акты и отказал Управлению в привлечении Общества к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ.

Постановление АС ДО от 2.09.2021 по делу № Ф03−4209/2021

5. Для привлечения к административной ответственности по ч. 3 ст. 8.31 КоАП РФ, административный орган должен доказать факт загрязнения лесов или иное негативное воздействие на леса

ООО «Газпром трансгаз Самара» постановлением Министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 8.31 КоАП РФ, за нарушение правил санитарной безопасности в лесах.

Суды указали, что административный орган квалифицирует правонарушение по ч. 3 ст. 8.31 КоАП РФ, не представляя при этом доказательств наличия объективной стороны вменяемого правонарушения: административным органом не доказано негативного воздействия на леса действиями Общества по сдвиганию порубочных остатков к краю леса и наличие в действиях Общества состава вменяемого правонарушения, предусмотренного ч.3 ст. 8.31 КоАП РФ.

Суды также отметили, что обязательным признаком объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 8.31 КоАП РФ, является «загрязнение лесов» или «иное негативное воздействие на леса», а обязанность доказывания «загрязнения или иного негативного воздействия», возлагается на административный орган.

Постановление АС ПО от 6.09.2021 по делу № А55−30 502/2020

6. Нарушения Закона № 294-ФЗ[1] не могут трактоваться как нарушения процедуры привлечения к административной ответственности

Управление Росприроднадзора обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении ПК «Альянс» к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Судами установлено, что Коператив размещает отходы, относящиеся к IV классу опасности. При этом действие лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I-IV класса опасности, в части сбора и размещения отходов III-IV классов опасности приостановлено.

Материалы дела не содержат доказательств принятия Кооперативом всех зависящих от него мер для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, а также доказательств объективной невозможности исполнения действующего законодательства, в связи с чем, суды посчитали установленными вину Кооператива и состав вмененного правонарушения.

При этом, суды отклонили доводы Кооператива о нарушении Управлением требований Закона № 294-ФЗ, так как административное правонарушение обнаружено за рамками проверки.

Суды отметили, что нарушения положений данного закона не могут трактоваться как нарушения процедуры привлечения к административной ответственности. На этом основании могут быть признаны недопустимыми собранные в ходе проверки доказательства. Однако в рассматриваемом случае в рамках производства по делу об административном правонарушении собраны достаточные доказательства, подтверждающие наличие состава правонарушения в деянии заявителя.

Суды указали, уполномоченное лицо, выявив при осуществлении контрольно-надзорных мероприятий достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, не связанного с предметом проверки, вправе составить протокол об административном правонарушении.

Постановление АС ПО от 3.08.2021 по делу № А12−28 275/2020

7. Обязанности по содержанию лицензионного земельного участка, выполнению на нем мероприятий по охране земель и обязательных мероприятий, предусмотренных природоохранным и земельным законодательством, в том числе по проведению рекультивации нарушенных земель возникают с момента получения лицензии

НАО «Карьероуправление-Плюс» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.7 КоАП РФ за невыполнение обязанностей по рекультивации земель при разработке месторождений полезных ископаемых.

Суды почитали совершение административного правонарушения доказанных, исходя из установленных Центральным территориальным управлением Министерства экологии и природных ресурсов Республики Татарстан обстоятельств: 1) на лицензионном земельном участке имеются карьеры, как результат работы тяжелой техники; 2) визуально установлено, что плодородный слой почвы срезан, перемешан с минеральным грунтом, перемещен в бурты; 3) на земельном участке видны следы от проезда тяжелой техники.

Суды указали, что обязанность по содержанию лицензионного земельного участка, выполнению на нем мероприятий по охране земель в том числе по проведению рекультивации нарушенных земель возникли у Общества с момента получения лицензии.

Признаки проведения обязательных мероприятий, направленных на выполнение работ по рекультивации нарушенных земель, административным органом не выявлены; документы, подтверждающие проведение обязательных мероприятий, направленных на восстановление нарушенных земель, Обществом не представлены.

Постановление ПО от 14.09.2021 по делу № А65−27 137/2020


[1] Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26.12.2008 N 294-ФЗ.