Эксперты Всемирного банка и Высшей школы экономики оценили последствия глобального зеленого перехода для российской экономики. Среди основных выводов: трансграничное углеродное регулирование Евросоюза приведет к потерям от 3% до 7% российского экспорта в ЕС в 2030—2035 годах, прочие меры декарбонизации в странах ОЭСР, Китая, Индии к 2050 году могут снизить объем российского экспорта на 3−10%, что в итоге уменьшит ВВП на 0,3−3% (все цифры даны по сравнению со сценарием без декарбонизации). В качестве реакции авторы отчета предлагают РФ усилить климатическую политику, вкладываться в R&D и человеческий капитал, а также диверсифицировать экономику, развивая новые сектора, на которых РФ может специализироваться в зеленом мире.

Доклад «Россия и глобальный зеленый переход: риски и возможности» коллектива экспертов ВБ и ВШЭ, представленный в минувшую пятницу, оценивает последствия для РФ мер других стран по снижению выбросов парниковых газов и потреблению ископаемого топлива, а также введению возможных пограничных корректирующих платежей (таких как планируемый ЕС carbon border adjustment mechanism, CBAM). Авторы анализируют основные риски для российской экономики на горизонте до 2050 года, а также предлагают меры по их смягчению и использованию новых возможностей декарбонизации.

Как говорится в докладе, реализация ЕС программы «Зеленый курс», планы Китая по достижению углеродной нейтральности, а также зеленый переход в странах—крупнейших российских торговых партнерах могут существенно повлиять на конкурентоспособность российского экспорта. Введение CBAM (в форме, предложенной ЕС летом 2021 года) будет стоить РФ 3−7% экспорта в ЕС (в зависимости от того, какой охват эмиссий будет взят), наибольшие потери понесет сектор химической продукции (на 60% в 2030—2035 годах), минеральной продукции (на 30−40%), черной металлургии и нефтехимии (каждый порядка 20%).

- Реклама -
Вебинар внутри поста — copy

В целом к 2035 году общий объем экспорта из РФ в ЕС может снизиться на $ 19 млрд (притом что экспорт в другие регионы мира возрастет на $ 11 млрд) от уровня базового сценария, и в результате российский ВВП снизится на 0,06−0,12%.

Исходя из полученных оценок, авторы не рассматривают CBAM сам по себе как ключевую угрозу российской экономике, однако отмечают, что этот механизм представляет собой лишь малую часть мер по сокращению выбросов парниковых газов, реализуемых в мире. Снижение спроса на традиционные энергоносители и другую энергоемкую продукцию несет для экономики РФ дополнительные риски и может привести к снижению российского экспорта на 3−10% к 2050 году на фоне снижения доходов от экспорта нефти, газа и угля на 20−30%, что приведет к снижению ВВП уже на 0,3−3%.

Авторы доклада приходят к выводу, что РФ лучше начинать самой активно запускать декарбонизацию и зеленый переход, а не реагировать на происходящее вне ее границ. Ключевыми возможностями для РФ авторы доклада считают диверсификацию экономики, в том числе поддержку развития новых секторов, на которых РФ может специализироваться в декарбонизированном мире. Среди них — возобновляемая энергетика, другие низкоуглеродные энергетические технологии, добыча, обработка и переработка металлов, необходимых для низкоуглеродного развития, а также «климатически оптимизированное» лесное хозяйство. Кроме того, РФ рекомендовано проводить более амбициозную климатическую политику, внедряя меры углеродного регулирования (в частности, в докладе подчеркивается, что в РФ снижать эмиссии дешевле, чем во многих других странах мира), инвестировать в энергоэффективность, развивать зеленое финансирование, вкладываться в R&D и человеческий капитал, повышать производительность труда и учитывать «социальное» измерение в вопросах зеленого перехода — такой сценарий даст РФ прирост ВВП на 2,2−3,4% к 2050 году.