Обращение с отходами

1. Если органом исполнительной власти, осуществляющим полномочия собственника лесного участка, нарушена процедура заключения государственного контракта с единственным исполнителем (региональным оператором) в порядке, установленном ФЗ от 05.04.2013 N 44-ФЗ, не может быть отказано в удовлетворении требований регионального оператора о взыскании понесенных расходов в связи с отсутствием государственного контракта

ООО “Автоспецтранс” обратилось в суд с иском к Министерству природных ресурсов и экологии Республики Карелия, Рослесхозу и Росимуществу о взыскании 2 416 570 руб. 29 коп. убытков в виде расходов на ликвидацию места несанкционированного размещения ТКО.

Исходя из материалов дела, Общество, как региональный оператор по обращению с ТКО, получив извещение лесничества о выявленной свалке ТКО, направило в адрес Министерства уведомление о наличии несанкционированной свалки на землях лесного фонда и необходимости ликвидировать свалку в течение 30 дней.

- Реклама -

Не получив ответ от Министерства, Общество заключило договор подряда и ликвидировало место несанкционированного размещения ТКО.

Полагая, что полномочия собственника и бремя содержания имущества – лесных участков, составляющего казну РФ, возложены на Росимущество и его территориальные органы, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что надлежащим государственным органом, выступающим от имени РФ, является управление Росимущества, взыскали с РФ в лице управления Росимущества за счет средств казны РФ в пользу Общества убытки в заявленном размере, отказав в иске к Министерству и Рослесхозу.

Кассационный суд, отменяя принятые по делу судебные акты и отказывая в иске, исходил из того, что осуществляя ликвидацию места несанкционированного размещения ТКО Общество не могло не знать, что работы выполняются им при отсутствии обязательства и без государственного контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами Закона N 44-ФЗ[1].

Отменяя судебные акты нижестоящих судов Верховный суд указал, что поддерживать земельный участок в надлежащем состоянии обязан собственник (землепользователь, землевладелец). Судами установлено, что спорный земельный участок относится к землям лесного фонда, правообладателем которого является РФ.

При этом, мероприятия по охране лесов относятся к полномочиям Рослесхоза, которые переданы органам исполнительной власти субъектов РФ на основании ст. 83 Лесного кодекса РФ.

Кроме того, ликвидация выявленного места несанкционированного размещения ТКО спустя 30 дней после направления уведомления собственнику земельного участка является не правом, а обязанностью регионального оператора, такая обязанность носит публичный характер[2].

В случае если орган исполнительной власти, осуществляющий полномочия собственника лесного участка, в течение 30 дней после получения уведомления не обеспечил начало закупочных процедур либо не заключил контракт с единственным исполнителем, и региональный оператор ликвидировал несанкционированную свалку самостоятельно, не может быть отказано в удовлетворении требований регионального оператора о взыскании понесенных расходов в связи с отсутствием государственного контракта.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2021 N 307-ЭС21-9717 по делу N А26-9028/2018.

2. Муниципальное образование не может отказать в выплате субсидий на возмещение затрат в связи с оказанием услуг по вывозу ТБО и КГМ в связи с тем, что в спорный период лимиты бюджетных ассигнований были распределены в полном объеме

ООО “Ремонтно-эксплуатационное предприятие 2” обратилось в суд с иском к муниципальному образованию о взыскании 13 397 695 рублей невыплаченной субсидии.

Суды первой и апелляционной инстанции требования Общества удовлетворили.

Муниципалитет в кассационной жалобе указал, что финансирование в области обращения с ТБО и КГМ не входит в его обязанности. Кроме того, порядок предоставления субсидии из бюджета на возмещение затрат в связи с оказанием услуг по вывозу ТБО и КГМ не предусматривает обязанность органа МСУ по субсидированию деятельности по вывозу ТБО и КГМ за пределами ассигнований, предусмотренных в бюджете.

Суд кассационной инстанции указал, что поскольку законодательство не относило в спорный период услуги по сбору и транспортированию ТБО к регулируемым видам деятельности, муниципальное образование приняло на себя обязанность компенсировать организациям частной формы собственности затраты, связанные с оказанием услуг по вывозу ТБО и КГМ от индивидуальных жилых домов, не компенсируемых населением, путем предоставления субсидии из городского бюджета, для чего был разработан специальный НПА (Порядок).

Таким образом, установив цену за услуги, оказываемые муниципальными предприятиями за обращение с отходами, и распространив ее на другие организации, предусмотрев нормативным актом порядок компенсации негативных последствий ограничения цены для населения, муниципалитет определил для субъектов, оказывающих услуги по сбору и транспортировке отходов, правила осуществления этой деятельности.

Кроме того, муниципальное образование незаконно уклонилось от подписания с Обществом соглашения о предоставлении субсидии, чем нарушило установленный Порядок несмотря на то, что Обществом соблюдены условия получения субсидии, а расчет размера субсидии выполнен верно.

Постановление АС ВВО от 28.10.2021 N Ф01-5866/2021 по делу N А43-31422/2017

3. Производимую и складируемую продукцию могут признать отходом, если производитель де-факто сам квалифицирует продукцию как отход

Управление Росприроднадзора обратилось с иском к АО “Объединенная компания Русал Уральский алюминий” о взыскании задолженности по плате за НВОС.

Суды первой и апелляционной инстанции требования Управления удовлетворили.

Согласно материалам дела, Управлением проведена плановая выездная проверка Общества на предмет соблюдения им обязательных требований охраны окружающей среды, по итогам которой зафиксировано несанкционированное размещение (хранение) отходов солей (содосульфатной смеси) на открытом складе бокситов, не являющемся специально оборудованным сооружением, предназначенном для размещения отходов.

Обществом заявлены доводы, что содосульфатная смесь относится к категории продукции, на момент проверки факт отсутствия потребительских свойств у содосульфатной смеси не установлен, как и волеизъявление Общества на придание этой смеси статуса отхода. Кроме того, факт НВОС не установлен, как и критерии такого воздействия.

Кассационный суд согласился с выводами нижестоящих судов и указал, что Обществом данная смесь была принята к учету как продукция только после продолжительного хранения.

Поскольку меры для вывоза смеси с открытого склада, были приняты Обществом в мае 2015 года, уже после проведения проверки в 2013 году, суды пришли к выводам, что само Общество на момент проверки данную смесь продукцией не считало. Нахождение смеси на открытом складе более 6 месяцев не является накоплением отходов.

То, что Общество впоследствии наладило реализацию сульфатно-содовой смеси, не освобождает его от обязанности по внесению платы за хранение в 2013 году отхода 4 класса опасности в непредназначенном для этого месте.

Постановление АС УО от 07.10.2021 по делу N А60-37040/2015

Плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС)

1.  Срок течения исковой давности на подачу иска о возврате из бюджета суммы излишне уплаченной платы за НВОС следует отчитывать с момента представления декларации в государственный орган. Составление акта сверки государственным органом не может признаваться действием по признанию долга перед плательщиком в смысле ст. 203 ГК РФ и не прерывает срок течения исковой давности

ЗАО “Нижневолжское управление технологического транспорта” обратилось в суд к Управлению Росприроднадзора с иском о возврате из бюджета суммы излишне уплаченной платы за НВОС.

Суды первой и апелляционной инстанции в удовлетворении требований Общества отказали в связи с пропуском срока исковой давности.

Как следует из материалов дела, у Общество за период с 01.01.2016 по 31.12.2016 у общества сложилась переплата в сумме 182 123,17 руб. по плате за НВОС.

01.02.2018 Обществом в адрес Управления направлено заявление о возврате излишне уплаченных платежей. 21.02.2018 Управление сообщило, что для возврата денежных средств Обществу дополнительно необходимо представить письменное заявление на перевод денежных средств с неверно указанного ОКТМО на верный.

08.02.2018 Общество в адрес Управления повторно направило заявление о возврате излишне уплаченных платежей за НВОС, а также заявление на перевод денежных средств. Однако, Управлением возврат средств осуществлен не был.

В ответ на претензию Общества, Управление, не оспаривая факта возникновения переплаты в сумме 182 123,17 руб., отказало в удовлетворении претензии, ссылаясь на истечение срока давности возврата денежных средств.

Кассационный суд, поддерживая выводы нижестоящих судов, отметил, что к требованию о взыскании платы, а, следовательно, о возврате переплаты за НВОС применяется общий срок исковой давности, течение которого начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Исходя из фактических обстоятельств, Обществу стало известно о наличии переплаты по факту представления декларации в государственный орган, а именно 10.03.2017.

Судом отмечено, что составление акта сверки является обязанностью контролирующего органа, от исполнения которой он не вправе отказаться, и не может признаваться действием по признанию долга перед плательщиком в смысле статьи 203 ГК РФ. Соответственно, подписание управлением акта сверки расчетов от 12.01.2018 не прерывало срок исковой давности.

Постановление АС ПО от 11.10.2021 N Ф06-9105/2021 по делу N А06-11993/2020.

2.  Излишне уплаченная плата за НВОС при размещении TKO может считаться неосновательным обогащением

ООО “ПромТехСервис”, обратилось в суд с иском о взыскании 1 823 180 руб. 34 коп. неосновательного обогащения с ЗАО “Промотходы”.

Суды первой и апелляционной инстанции требования Общества удовлетворили.

Как следует из материалов дела, между Обществом (заказчик) и ЗАО “Промотходы” (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг, согласно условиям которого исполнитель по заданию заказчика принимает отходы для размещения на полигоне.

В связи с отменой обязанности о внесении платы за НВОС при размещении TKO за период с 2016 по 2017 годы[3], Общество посчитало, что оно излишне уплатило компании ЗАО “Промотходы” плату за НВОС, а значит данная плата является неосновательным обогащением ЗАО “Промотходы”.

Суд кассационной инстанции согласился с требованиями Общества и установил, что получение ЗАО “Промотходы” от Общества сумм платы за НВОС при размещении TKO после ее отмены в установленном порядке образует неосновательное обогащение на стороне ответчика и подлежит возврату истцу.

При этом суд отметил, что плата за НВОС как обязательный публично-правовой платеж (фискальный сбор) не могла быть установлена соглашением сторон в порядке ст.ст. 421 и 424 Гражданского кодекса РФ.

Постановление АС СЗО от 15.10.2021 по делу N А56-110333/2019

Возмещение вреда окружающей среде

1. Факт нахождения мусора в акватории, подтвержденный актом обследования территории (акватории), является достаточным основанием для взыскания вреда, причиненного водному объекту

Управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском к АО “Новорослесэкспорт” о взыскании 2 173 425,44 руб. денежной компенсации вреда водному объекту, в связи с загрязнением акватории морского порта.

Суды первой и апелляционной инстанции требования Управления удовлетворили.

В кассационной жалобе Общество ссылается на то, что наличие мусора в акватории не свидетельствует об изменении качества окружающей среды, поскольку мусор убирается ежедневно, а также не доказывает наличие вреда, так как для установления соответствующего обстоятельства требовалось привлечение специалистов либо проведение экспертизы. Кроме того, Общество принимает все необходимые меры по предотвращению загрязнения территории морского порта, в частности, заключен договор на ежедневную уборку акватории от мусора.

Кассационный суд согласился с нижестоящими судами и отметил, что факт нахождения мусора в акватории, подтвержденный актом обследования территории (акватории), является достаточным основанием для взыскания вреда.

Кроме того, п. 16 Методики № 87[4] не предусматривает при расчете размера вреда обязательное применение показателей каких-либо проб, подтверждающих превышение нормативов предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ. Само по себе нахождение мусора на акватории, эксплуатируемой Обществом, является достаточным основанием для взыскания вреда, который исчисляется с учетом площади загрязнения водной поверхности, дна и береговых полос, на основании инструментальных замеров, в том числе при с помощью визуальных наблюдений.

Кассационный суд также указал, что факт заключения договора об уборке мусора в акватории не снимает с Общества обязанности по содержанию акватории в надлежащем состоянии и не освобождает его от обязанности оплатить сумму вреда, причиненного водному объекту.

Постановление АС СКО от 14.10.2021 по делу N А32-16154/2020.

2. Для взыскания ущерба, причинённому водному объекту необходимо предоставить надлежащие акты отбора проб, а также соблюсти порядок выбора места отбора и порядок проведения отбора проб

Управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском о взыскании с МУП “Водоканал” ущерба, причинённого водному объекту.

Исходя из материалов дела, Управлением была проведена плановая выездная проверка, в ходе которой установлено, что Общество осуществляет сброс в реку Пышма хозяйственно-бытовых и ливневых сточных вод с превышением концентраций загрязняющих веществ. По данному факту Общество привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.14 КоАП.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из недоказанности материалами дела оснований для возложения на Общество ответственности в виде возмещения ущерба в заявленном размере.

Кассационный суд согласился с выводами нижестоящих инстанций и указал, что акты отбора проб, место отбора и порядок проведения отбора являются существенными обстоятельствами для разрешения настоящего дела. Управление предоставило суду акты отбора проб воды, которые не соответствуют по форме и содержанию действующим в проверяемый период Методическим указаниям по отбору проб ПНД Ф12.15.1-08. Поэтому суды сделали вывод о невозможности принятия результатов исследования воды в качестве достоверных сведений о концентрациях загрязняющих веществ в полученных пробах.

Кроме того, Управление сделало отбор проб только в выпуске № 1 (контрольный створ), тогда как необходимо было осуществлять отбор проб также и ниже выпуска, в фоновом створе.

Также Управление осуществило отбор проб только 25.07.2018, в другие даты, используемые Управлением для расчета размера вреда, значение фоновой концентрации не устанавливалось, тогда как отбор проб в фоновом створе при каждом отборе проб воды является необходимым; применение фоновых значений, полученных 25.07.2018, к другим датам 01.08.2018, 08.08.2018, 29.05.2019 недопустимо.

Таким образом, Управлением не было предоставлено доказательств, позволяющих судам сделать вывод о причинении вреда водному объекту в указанном в иске объеме именно Обществом. В связи с этим, суды отказали в удовлетворении исковых требований.

Постановление АС УО от 12.10.2021 по делу № А60-54383/2020.

3. Если до возникновения права собственности на земельный участок почва на нем не обладала благоприятными для роста растений химическими, физическими и биологическими свойствами, то с нового собственника нельзя требовать возмещение ущерба, причиненного почвам

Управление Россельхознадзора обратилось в суд с иском к ООО “Балтинвестстрой”  о взыскании 56 000 000 руб. в возмещение ущерба, причиненного почвам в результате нарушения земельного законодательства.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении требования Управления.

Как следует из материалов дела, Управление в рамках плановой проверки провело осмотр земельного участка Общества, по итогам которого установило факт снятия плодородного слоя почвы и перекрытие участка зданиями, сооружениями, строительными материалами, бытовым и строительным мусором, буртами неизвестного происхождения.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и указал, что до возникновения права собственности Общества на земельный участок почва земельного участка не могла обеспечивать урожай сельскохозяйственных культур, не обладала благоприятными для роста растений химическими, физическими и биологическими свойствами, а значит, не могла считаться плодородной, что в свою очередь подтверждает отсутствие вины Общества в снятии плодородного слоя почвы на спорном земельном участке.

Кроме того, суд отметил, что Общество с момента приобретения права собственности на земельный участок неоднократно обращалось в Администрацию с требованием перевода земельных участка из категории “земли сельскохозяйственного назначения” в категорию “земли промышленности”, к моменту рассмотрения дела апелляционным судом земельный участок уже отнесен к категории “земли промышленности”.

Постановление АС СЗО от 05.10.2021 по делу № А56-100110/2020

4. Росприроднадзор вправе опровергать содержащиеся в судебном акте по административному делу выводы об отсутствии надлежащих доказательств причинения вреда посредством представления новых доказательств

Управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском о взыскании с ООО “Разрез “Березовский” ущерба, причиненного водному объекту.

Как следует из материалов дела, Управлением проведена плановая выездная проверка, в ходе которой установлено, что Обществу предоставлен в пользование водный объект (река Березовая, выпуск N 4) с целью сброса сточных вод. Росводресурсами утверждены Нормативы допустимого воздействия на водный объект. Управлением при анализе результатов измерений качества сбрасываемых Обществом сточных вод выявлено превышение в них предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали Управлению в удовлетворении заявленных требований исходя из недоказанности факта причинения вреда, отклонив представленные Управлением протоколы анализа проб воды со ссылкой на признание их недопустимыми доказательствами решением Новокузнецкого районного суда, выводы которого имеют преюдициальное значение в силу ч. 3 ст. 69 АПК РФ.

Кассационный суд не согласился с выводами нижестоящих инстанций и указал, что выводы суда общей юрисдикции о недопустимости представленных Управлением доказательств не имеют в данном деле преюдициального значения, т.к. ч.3 ст. 69 АПК не исключает возможность давать доказательствам разную правовую оценку, которая зависит от характера конкретного спора. Правовая оценка судом общей юрисдикции действий Общества, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего другое дело. Арбитражный суд не связан выводами других судов о правовой квалификации рассматриваемых отношений и толковании правовых норм.

Таким образом, вопреки позиции судов, при рассмотрении дела Арбитражным судом, Управление вправе опровергать выводы, содержащиеся в судебном акте по административному делу об отсутствии надлежащих доказательств причинения вреда, в том числе посредством представления новых доказательств, способных повлиять на оценку фактических обстоятельств и выводы суда.

Постановление АС ЗСО от 12.11.2021 по делу № А27-4434/2021

5.  При рассмотрении споров, арбитражные суды должны принимать во внимание решения суда общей юрисдикции об административном правонарушении и учитывать данную ими оценку установленных обстоятельств

Министерство экологии и природных ресурсов Республики Крым обратилось в суд с исковым заявлением к ООО “Парк развлечений” о взыскании вреда окружающей среде.

Исходя из материалов дела, Министерство в ходе проверки установило, что Общество незаконно разместило стационарные и временные сооружения, в том числе аттракционы, чем допустило перекрытие почв. Общество организовало стоянку автомобилей, а также несанкционированно размещало животных на земельном участке. При этом Обществом допущена порча земель в результате осуществления деятельности, влекущей за собой уничтожение почвы путем перекрытия искусственными покрытиями.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций, исходили из того, что доказательств совершения Обществом действий по уничтожению плодородного слоя почвы не представлено. Суды указали, что постановление Евпаторийского городского суда Республики Крым не имеет преюдициального значения, поскольку положения ст. 69 АПК РФ не предусматривают преюдициального значения решения суда общей юрисдикции, вынесенного по делу об административном правонарушении, для арбитражного суда, в связи с чем указанное решение не принято судами в качестве доказательства причинения вреда почвам.

Кассационный суд, не согласившись с нижестоящими инстанциями указал, что ч. 3 ст. 69 АПК не предусматривает преюдициального значения судебного акта суда общей юрисдикции, вынесенного по делу об административном правонарушении, для арбитражного суда, рассматривающего дело. Вместе с тем оценка, данная судом общей юрисдикции, обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, должна приниматься во внимание арбитражным судом.

Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной.

Вместе с тем судами не принято во внимание постановление Евпаторийского городского суда Республики Крым, в котором установлена вина Общества в уничтожении плодородного слоя почвы путем перекрытия поверхности почв, а также почвенного профиля искусственными перекрытиями. Фактически суды дали иную оценку доказательствам по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица.

Постановление АС ЦО 15.11.2021 по делу № А83-12574/2019


[1] Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд”.
[2] Согласно п. 17 Правил обращения с твердыми коммунальными отходами, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.11.2016 № 1156, если собственник земельного участка в течение 30 дней со дня получения уведомления регионального оператора не обеспечил ликвидацию места несанкционированного размещения ТКО самостоятельно и не заключил договор с региональным оператором на оказание услуг по ликвидации выявленного места несанкционированного размещения ТКО, региональный оператор в течение 30 дней после отправления уведомления собственнику земельного участка ликвидирует место несанкционированного размещения ТКО. В этом случае региональный оператор вправе обратиться в суд с требованием о взыскании понесенных расходов.
[3] Согласно ч. 10 ст. 23 Федерального закона от 29.12.2014 N 458-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “Об отходах производства и потребления”, отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации”.
[4] Приказ Минприроды России от 13.04.2009 N 87 (ред. от 26.08.2015) “Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства”