Власти планируют использовать скопившиеся горы несгораемой части угля (так называемые золошлаки) при строительстве зданий, дорог, а также в производстве удобрений. Стимулировать этот процесс должен законопроект об эффективном радиусе, который внесут в Госдуму в этом году. Как будет работать новый механизм и что еще планируется сделать для вовлечения вторсырья в промышленность, в интервью “Российской газете” рассказала гендиректор Национальной ассоциации развития вторичного использования сырья (АРВИС) Ирина Золотова.

Что ассоциация предложит для решения проблемы с золошлаками?

Ирина Золотова: В первой половине июня правительство планирует утвердить “комплексный план по повышению объемов утилизации золошлаковых отходов тепловых электростанций и котельных”. Документ разрабатывался минэнерго при участии компаний, регионов и экспертов АРВИС на базе Финансового университета. Все согласительные процедуры документ успешно прошел.

- Реклама -

Это позволит снизить ключевые барьеры для использования золошлаков в качестве вторичного сырья. Строителям проще использовать традиционные материалы, например, глину и песок. Применение золошлака требует дополнительных вложений в компетенции.

Более чем 1,5 млрд тонн золошлаков накоплено на золоотвалах. Он точно “не фонит” и также безопасен, как хлебные крошки или яичная скорлупа. С точки зрения экологического законодательства, это отход пятого класса опасности – практически неопасный. При этом есть отдельные кейсы, где заполнение золоотвалов создает дополнительные риски – например, в Челябинске золоотвал находится в черте города, а на Сахалине – на границе с морем.

Какие конкретно предложения вы внесли в правительство?

Ирина Золотова: Все золошлаковые отходы находятся на Дальнем Востоке и в Сибири. Но основные проекты по дорожному строительству и строительные заводы находятся в европейской части страны.

Ключевое – введение инструмента эффективного радиуса утилизации. В Индии такая практика себя успешно зарекомендовала – если в границах этого радиуса находится вторичное сырье, например, золошлаковый материал, то использовать традиционные материалы запрещено. По нашим оценкам в России это 130 километров, если мы говорим про автомобильный транспорт. Такую норму предлагаем ввести как обязательную. Конечно, мы можем ее сделать только в рамках госзаказов. Хотя в Индии она работает без исключения.

Вторая история – это показать на практике, что золошлаки можно использовать по различным направлениям.

Третья история – это предоставление льгот на перевозки золошлаков и продуктов их переработки ж/д транспортом. Мы сейчас готовим аналитику по данному вопросу применительно к Свердловской области, где расположена крупнейшая угольная электростанция в России – Рефтинская ГРЭС.

Предлагаем создать систему ГОСТов для каждого направления применения золошлаков от строительства и металлургии до сельского хозяйства. Такая мера нам четко даст ответ на вопрос – каким требованиям должен соответствовать золошлак, чтобы его применять как вторсырье.

В каких еще отраслях можно использовать золошлак?

Ирина Золотова: Одно из основных направлений – это стройка. В этом плане развитие на Дальнем Востоке и в Сибири строительных заводов, запроектированных под применение вторичного сырья – это правильная история. У нас уже накоплены горы золошлаков, поэтому есть направления, которые мы можем начать реализовывать уже сейчас. Золошлаковый материал можно использовать как грунт для рекультивации земель. Региональные проекты, которые сейчас есть в комплексном плане, предусматривают рекультивацию нарушенных земель, полигонов ТКО, а также создание объектов дорожного строительства.

В будущем можно будет использовать инновационные технологии извлечения из золошлаков железного концентрата, глинозема (сырье для производства алюминия) и драгоценных металлов. В таком случае мы уже можем говорить о применении продуктов переработки золошлаков в сельском хозяйстве в качестве удобрений и мелиорантов, а также в цветной и черной металлургии. Есть даже наработки по производству алюминиевых каогулянтов для фильтрации сточных вод и пропантов для производства тампонажных смесей – используются при бурении нефтяных скважин. Но мы четко разделяем, что есть дорожка “быстрых побед”, по которой мы уже идем, а есть “длинная тропа”, которую надо осваивать сейчас, поскольку именно она обеспечит системную утилизацию золошлаков в перспективе.

Использование золошлаков в строительстве и дорожном хозяйстве дешевле, чем традиционных материалов?

Ирина Золотова: Да, но это если мы говорим про сопоставимые условия. В строительстве ключевую роль играет транспортное плечо. Многие станции готовы отпускать сырье по минимальной цене – 1 рубль за тонну. Удаленность электростанций может довести конечную стоимость применения золошлаков до традиционных аналогов (глина, песок), то есть до 600 рублей за тонну.

Строители готовы брать этот материал?

Ирина Золотова: Строители готовы брать стандартизированный материал стабильными партиями. Для строительной индустрии использование вторичного сырья – совсем не новая технология. На практике не все энергокомпании пока имеют возможность отстроить процессы для системных поставок золошлаков, на это нужны и капитальные затраты, и инвестиции в компетенции.

Как дорожные службы относятся к использованию золошлака?

Ирина Золотова: За рубежом золошлак используется во всех слоях дорожной одежды. Мы, конечно, пока рассматриваем в первую очередь нижние слои, то есть насыпь, для новых дорог. В верхних слоях его тоже можно использовать, и дорожники готовы рассматривать эти проекты. Но для этого надо обеспечить необходимые свойства материалов. То есть опять технология не новая, вопрос выработки практик и их тиражирования.

В комплексном плане предусмотрены два трека по стимулированию применения золошлаков в дорожном строительстве. Во-первых, это подготовка технико-экономических параметров применения золошлаков на базе дорог местного значения в не менее чем 10 регионах. Это Приморье, Кузбасс, Красноярский край, Новосибирская, Иркутская, Свердловская, Омская, Ростовская, Томская, Челябинская области. Во-вторых, это трек более сложный, связанный со строительством дорог, возводимых в рамках федеральной госпрограммы “Развитие транспорта”, там будет действовать более ситуативно. Самый реальный большой проект в ближайшей перспективе с использованием золошлаков – это Северный обход Омска. Отдельно еще будем рассматривать применение золошлаков для железнодорожного строительства.

Есть ли в России технологии для создания заводов по переработке золошлаков?

Ирина Золотова: С точки зрения технологий мы уже видим большие успехи на базе российских университетов. Вопрос в том, что для инновационных технологий требуются дополнительные затраты, чтобы довести их до стадии промышленного завода. Из “обкатанных” технологий мы можем говорить о механической переработке золошлаков с извлечением полезных фракций. В России не менее 35 предприятий, которые производят оборудование для реализации подобной технологичной переработки золошлаков. Они стоят в Москве, Воронеже, Калуге и Новосибирске. Так что мы здесь точно видим хорошие перспективы для тиражирования.

Есть шанс, что такие меры позволят полностью решить проблему с золошлаками? Или задача новых проектов в том, чтобы их не стало больше?

Ирина Золотова: Министерство энергетики совместно с энергетическими компаниями себе поставили задачу к 2035 году утилизировать 50% золошлаков. Наши оценки показывают, что потенциал для утилизации может быть и выше 100% от годового образования, потому что есть накопленные объемы за прошлые годы.

Мы с Российским экологическим оператором активно работаем над моделями экокластеров и экотехнопарков для переработки золошлаков. Сейчас прорабатываем с учетом экономики три региона для пилотирования данных моделей: Приморье, Новосибирская и Челябинская области.

Что планируете сделать до конца года?

Ирина Золотова: Мы ожидаем увидеть два ключевых результата. В регионах приступят к реализации всех пилотных проектов. Законопроект об эффективном радиусе пройдет межведомственное согласование на площадке правительства и будет внесен в Госдуму.

Пожалуйста, оцените материал:
[Общий: 0 Средний: 0]