Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует, что в ближайшую пятилетку в мире прибавится столько новых мощностей возобновляемых источников энергии (ВИЭ), сколько добавилось за предыдущие 20 лет. Такому резкому увеличению способствует мировой энергетический кризис. При этом общая мощность ВИЭ во всем мире должна почти удвоиться в ближайшие пять лет, обогнав уголь в качестве крупнейшего источника выработки электроэнергии, констатируется в докладе МЭА Renewables 2022.

По прогнозу энергетического агентства, мощность возобновляемых источников в мире вырастет на 2,4 тысячи гигаватт к 2027 году. При этом ожидается, что в течение ближайших пяти лет на них будет приходится более 90 процентов общего прироста мировых генерирующих мощностей. Ну а тот факт, что ближе к зиме Европа начала распаковывать законсервированные в экологическом угаре угольные шахты и теплоэлектростанции, эксперты предпочли не заметить.

В России в последнее время для улучшения статистики к возобновляемым источникам стали относить гидро- и атомную генерацию. Однако без них доля выработки энергии на основе солнца и ветра не превышает одного процента. Зато этот сегмент имеет отличные перспективы для роста, что, собственно, мы и наблюдаем в последние годы. Особенно это касается ветроэнергетики, где после ухода с рынка двух иностранных игроков, Vestas и Siemens, открылись отличные перспективы для отечественных компаний, отметили участники недавно прошедшего международного форума по ветроэнергетике, организованного Российской ассоциацией ветроиндустрии (РАВИ).

- Реклама -

По законам сохранения вещества, если где-то убыло, то где-то обязательно прибыло. В нашем случае прибыло там же, в ветроэнергетике. В отрасль пришли два стратегических инвестора – “Силовые машины” и “Татнефть”. И, как подчеркнул директор по стратегии “Силовых машин” Дмитрий Остапчук, ключевой задачей развития ветроэнергетической индустрии является организация национального производства, предусматривающего полное владение интеллектуальными правами на продукт.

“В среднесрочной перспективе “Силовые машины” нацелены на создание технологически независимого производства ветроэнергетических установок в России. Для нас этот продукт комплементарен, мы можем обеспечить его быструю постановку на производство. Сегодня мы оцениваем спрос и рассматриваем потенциальных партнеров для его реализации”, – добавил он.

По словам замгендиректора по логистике и техническому развитию “Татнефти” Рената Нугайбекова, развитие ВИЭ в компании интересно с точки зрения поддержания имиджа ответственного производителя и низкоуглеродного игрока в нефтяной отрасли. А развитие ВИЭ и биотехнологий, улавливание и захоронение СО2, лидерство по утилизации попутного нефтяного газа в итоге может иметь синергетический эффект. К 2025 году в сравнении с 2016-м “Татнефть” нацелена снизить выбросы двуокиси углерода на 14 процентов, к 2030 году – на треть, и к 2050 году достичь полной углеродной нейтральности. К этому времени потребность в ВИЭ-генерации для целей компании составит 2,7 миллиарда киловатт-часов в год.

Стимулом для развития ВИЭ и, в частности ветряной генерации, становится “электромобилизация”: в 2023 году только отечественные производители э-каров намерены продать на внутреннем рынке около 10 тысяч “электричек”. Плюс продажи подержанных авто, плюс существующий парк в 23,3 тысячи штук – и всю эту армаду надо регулярно подзаряжать. Причем, по словам зампредседателя правления НП “Совет рынка” Олега Баркина, экологически чистой энергией, так что спрос на нее вырастет. Также, считает эксперт, к 2035 году сегмент ветроэнергетики должен уверенно работать в рынке и искать рычаги дальнейшего развития именно в нем, а не в господдержке. И это вполне возможно. “Мировое сообщество настолько перестаралось с санкциями в отношении России, что, само того не желая, способствовало активному развитию импортозамещения и углублению локализации”, – подчеркнул Олег Баркин.

Для развития ветроэнергетики необходимо организовать национальное производство

С ним согласился директор по развитию НПО B&B Industries Кимал Юсупов: новую программу поддержки возобновляемых источников энергии в рамках существующего механизма (ДПМ ВИЭ), конечно, принимать уже не нужно, но и действующую не стоит сворачивать: это дает отличный импульс развитию не только собственно ВИЭ-генерации, но и промышленности, “работающей” на этот сегмент. И после бегства зарубежных игроков с нашего рынка здесь ничего не “встало”: все введенные ветроэнергетические установки в работе, сохранены компетенции по монтажу, наладке и сервису ВЭС. И в начале декабря на “осиротевшем” рынке введена первая очередь Кольской ВЭС. Это ли не подтверждение жизнеспособности отечественной ветроэнергетики?

Эксперты РАВИ уверены, что ветроэнергетика становится конкурентным бизнесом. При длительном сроке планирования ветропарки получают конкурентное преимущество, так как у них отсутствует топливная составляющая и невысоки затраты на обслуживание. Современный ветропарк может фиксировать цену энергии на 15 и более лет, это так называемая стоп-цена. Уже сейчас ВЭС может продавать “зеленую энергию” по вполне конкурентной цене 3,5 рубля за один киловатт-час.

Справка

Первая очередь Кольской ВЭС начала поставку электроэнергии на российский оптовый рынок. Ее мощность – 170 мегаватт, что равняется 84 процентам от проектной мощности всей станции. После ввода второй очереди ветропарк станет самым мощным в мире из расположенных за Полярным кругом. Кольская ВЭС сможет ежегодно вырабатывать до 750 гигаватт-час электроэнергии, что позволит сократить выбросы в атмосферу углекислого газа на 600 тысяч тонн в год. Ветропарк оснащен 57 турбинами, его площадь – 257 гектаров. В соответствии с требованиями на ВЭС установлено преимущественно локализованное российское оборудование, разработанное с учетом специфики работы при крайне низких температурах. К примеру, лопасти ветроустановок оснащены системами обнаружения обледенения.

Инфографика “РГ” / Антон Переплетчиков / Михаил Калмацкий
Пожалуйста, оцените материал:
[Общий: 0 Средний: 0]